borismedinskiy

Categories:

Зрелая женственность, часть 2


Женщина в эпоху постпатриархата. Пол, гендер, общество
Часть 6: Зрелая женственность

Преграды на пути к личностной зрелости: постмодернизм

Одна из характерных особенностей эпохи постпатриархата – это размытость гендерных ролей, некоторая нечёткость правил, отсутствие подлинных, общепризнанных авторитетов… Характерной чертой для нашей эпохи является философское обоснование такой размытости границ и отсутствия выраженных целей как для общества, так и для отдельного человека, которое получило название «постмодернизм». Постмодернизм — это такое же порождение постпатриархата, как сексуальная революция, чайлдфри и феминизм третьей волны, он просто не мог не возникнуть в сложившихся условиях неопределённости и усталости. Постмодернизм провозгласил, что истины нет, у каждого своя правда, нет подлинных ценностей и нет ничего, к чему стоило бы относиться действительно серьёзно – смотрите на мир и на себя через призму иронии и оставайтесь свободными от чужих мнений. А потому в современных условиях нет общего мнения о том, какой должна быть женщина. Приемлемо практически всё. Зайдите на один сайт – там будет написано одно, зайдите на другой – и там может быть нечто диаметрально противоположное. На одних сайтах будут учить «стервологии», на другом – раскрывать «женские чакры» и носить длинные юбки для хорошей циркуляции «женской энергии», на третьем расскажут, что женщины угнетаются, на четвёртом – что наоборот, женщины угнетают. Таким образом, женщины могут быть какими хотят из предлагаемого спектра вариантов. Для меня хорошей иллюстрацией к такой ситуации стала одна сценка из школьной постановки на праздник 8 мая – праздник, смысл которого тоже порядком забыт… Текст этой сценки я хочу привести полностью, благо он невелик:

Мини-сценка «Три девицы»

Под музыку по одной на сцену выходят три девицы: 1-я – в русском народном костюме, 2-я – в красной косынке, черной кожанке, строгой юбке; 3-я – современная девица в мини, с мобильником в руке.

Ведущий:

Как-то раз случилось чудо:

Три девицы, кто откуда,

Встретились и меж собой

Спор затеяли большой.

1-я девица:

- Я всех лучше молодица!

Ведущий:

- Молвила одна девица.

1-я продолжает:

- Я румяна и бела, синеглаза и стройна!

На скаку поймаю лошадь, в дом горящий смело брошусь,

Я могу косить, пахать, сеять, жать, детей рожать!

Мной поэты восхищались, живописцы любовались!

Подтвердит мужик любой:

Женский праздник – праздник мой!

2-я девица:

- Нет, товарищи, постойте! Свои мысли перестройте!

Разве женщина ценна тем, что спину гнёт она?

Быть могу для всех примером: я – вожатый пионеров,

Комсомолка, активистка, снайпер и парашютистка.

Я начитанна, спортивна, очень инициативна!

Как строительница БАМа, я вам заявляю прямо:

Женщина – всегда боец! Праздник мой. Спору конец.

3-я девица:

- Ладно, тётеньки, отбой! Прошлые века – отстой!

Мы – современные девицы, нами можете гордиться!

Девушка должна быть модной, чувствовать себя свободной!

Да, я – центр внимания, пример для подражания!

Эй вы, тёмные девицы! Слышали про заграницу?

Знаете такое диво? Я отдыхаю на Мальдивах!

Много где ещё была: в Турции и на Гоа

Я авто водить умею, и компьютером владею!

У меня есть стильный телефон мобильный,

В доме - модный интерьер…

Все берём с меня пример!

8-го Марта, знаю я, поздравлять будут меня!

Ведущий:

Спор бы долго продолжался, да мужчины здесь вмешались:

Мальчики:

- Всех вас любим сильно очень:

Активисток, скромных, прочих…

Любим вас, наших прекрасных,

Нежных, мудрых и опасных!

Любим модных, любим скромных,

Энергичных и свободных,

Терпеливых и покорных

НАШИХ ЖЕНЩИН ЧУДОТВОРНЫХ!

Ниже представлены описываемые образы в картинках... Если рассматривать эти шутливые типажи с точки зрения отношения к архетипу женственности, то только второй относительно свободен от него, первый ему добросовестно служит, а третий использует этот архетип как инструмент для паразитизма. Впрочем, найти женщин, приближенных ко второму типажу сейчас трудно в силу того, что нет той идеологии, породившей этот типаж, а так-же нет государственного и общественного устройства, которые поддерживали бы эту идеологию. Поэтому да, архетип женственности ещё рано списывать со счетов. Постмодернизм даёт нам как бы неограниченный выбор, но на деле это часто только иллюзия выбора, иллюзия свободы.




Преграды на пути к личностной зрелости: архетип женственности

Когда я описывал критерии зрелой личности в своих статьях, я никак не акцентировал внимания на половой принадлежности человека, но, подозреваю, у многих читателей всплывает в воображении образ мужчины… И действительно, достичь личностной зрелости женщинам сложнее, чем мужчинам по целому ряду причин. Как одна из них – это особенности архетипа мужественности. Да, сейчас он уже не вполне соответствует реалиям и многих мужчин откровенно калечит. Но, тем не менее, он подразумевает активность, наделяет чувством долга («настоящий мужчина ДОЛЖЕН»), нередко способствует развитию волевых качеств. Всё это в сумме действительно может способствовать развитию. Архетип женственности наоборот – в каждом из своих составляющих он препятствует развитию человека. Из постулата о красоте как о главном женском достоинстве недвусмысленно следует, что целенаправленно развиваться будут преимущественно лишь те из женщин, которые считают себя откровенно, безнадёжно некрасивыми, так как красивая женщина уже совершенна – а значит можно расслабиться, ей нужно лишь стремиться только к поддержанию и подчёркиванию своей красоты. Постулат о материнстве нередко ставит перед женщинами, которые являются востребованными специалистами, нелёгкий выбор между посвящением себя ребёнку и реализацией себя в профессии. Быть мужским объектом – думаю, тут и без моих комментариев ясно, почему этот постулат сильно мешает личностному развитию. Вывод: архетип женственности должен быть осознан и критически осмыслен как мужчинами, так и женщинами – женщинами в первую очередь, разумеется. Я не ратую за то, чтобы люди отнеслись к этому архетипу предвзято и неприязненно, чтобы женщины перестали обращать внимания на свою внешность (точнее, стали бы демонстративно не обращать на неё внимания), прониклись идеями бодипозитива, чайлдфри и мужененавистничеством. Это бунтующий тип женщин, которые являются такими же заложниками архетипа женственности, как и те, кто стремится ему соответствовать – быть может, даже в большей степени! Пусть они следуют не самому сценарию, а лишь его зеркальному, перевёрнутому отражению – но ведь следуют же! Личностно зрелый человек свободен от сценариев и сам определяет свой жизненный путь.

Преграды на пути к личностной зрелости: капитализм

В ряде других статей я уже писал, что для меня главным критерием здорового, зрелого общества является предоставление благоприятных условий для личностного развития каждого своего члена. Так как сейчас мир преимущественно живёт в условиях капиталистических отношений, то создаются благоприятные условия для извлечения прибыли и роста больших капиталов. Люди – и мужчины, и женщины – не являются самоцелью, они являются в первую очередь источником прибыли. Известный советский лозунг «Всё во имя человека, всё во благо человека!» сейчас можно перефразировать так – «Всё во имя прибыли, всё во благо роста капитала!» Этот советский лозунг был политической пропагандой и на момент своего создания – на 22 съезде КПСС в 1961 году – уже не вполне соответствовал истине. Мой иронический парафраз не сможет быть пропагандой – уж больно неуютно и цинично звучит – но, в отличие от советского образца, он является чистой правдой. А потому личностное развитие человека, всестороннее его развитие, достижение им психологической зрелости остаётся на откуп самого человека, реализация каждого члена общества является почти исключительно личным, а не общественным делом. Социум и общественные институты не способствуют развитию человека и раскрытию его потенциала – точнее, частично способствуют, но и в немалой степени они же и препятствуют. Это происходит в масштабах как отдельной страны, так и в масштабах ставшего глобальным мира. Отдельного человека, в зависимости от его благосостояния, или бесцеремонно принуждают, или тонко обманывают с одной единственной целью – извлечение прибыли. Бедного человека (или бедную страну!) ставят в условия выживания и нещадно эксплуатируют, а обеспеченным человеком манипулируют, чтобы он приобретал ненужные ему товары и услуги. В развитых странах есть обязательное бесплатное школьное образование и относительно доступная медицина – это способствующие развитию элементы социума… Но и в них встроены деструктивные элементы! Я не буду сейчас подробно останавливаться на этом, я остановлюсь только на тех элементах, которые касаются женщин. Каким должно быть общество, где женщина имела бы полноту личностного развития?

Преграды на пути к личностной зрелости: культ красоты

Разумеется, в таком обществе действительно должно быть всё во имя человека. А потому в таком обществе будет немыслим культ женской (мужской, детской) красоты. Культ красоты по своей сути является ещё одним рычагом для извлечения прибыли. Вся индустрия моды, косметики, пластической хирургии, глянцевых изданий и других многочисленных заведений держаться на этом культе. С детского сада, с первых шагов каждая девочка окунается в этот культ. Он в рекламе косметики и средств ухода, он в фильмах, в журналах, в магазинных витринах, в прохожих, в билбордах с украшениями и модными платьями. Каждая школьница с первого класса знает о модельном бизнесе, о «бьюти индустрии», о звёздах шоубизнеса. Высшим достижением женщины в нашем обществе является достижение звёздности - прекрасного глянцевого образа модели, актрисы, певицы – и это дети знают уже с детского сада. Звёзды заняты демонстрированием своей красоты, своей идеальности и своего богатства, которое даётся им за эту красоту и идеальность – вот что видят и что примеряют на себя дети, в особенности девочки. Индустрия красоты берётся за девочек с самых юных лет – и потому существует детская косметика и детские конкурсы красоты. Каждая девочка – если она как бы достаточно красива – это маленькая принцесса, главное качество которой это, разумеется, красота. Каждая девочка – если она как бы не достаточно красива – обречена на страдания и чувство собственной неполноценности, но индустрия красоты, платная медицина, раскрывающие потенциал коучи и производители особых продуктов питания готовы прийти на помощь. В зрелом обществе всё вышеперечисленное будет справедливо восприниматься каким-то чудовищным насилием над психикой человека, мрачной антиутопией – чем, в сущности, всё это и является. На данный момент каждому человеку приходится доходить до этого вопреки общему тренду. Каждый человек должен вопреки тренду, т.е. приложив немалые усилия увидеть, что условная внешняя красота не может являться определяющим качеством женщины, что слой косметики на лице – это маска, скрывающая подлинное лицо; что красота поступков и чувств значительно ценнее и притягательнее красоты внешней; что сексуальность – качество больше психологическое, чем внешнее; что свободная от культа красоты женщина по сути становится значительно интереснее и, как это не парадоксально, красивее.

Из всего вышенаписанного не стоит делать вывод, что женщина, достигшая личностной зрелости, должна перестать следить за своей внешностью. Зрелая женственность красива, но она не воспринимает красоту, как то, что определяет её. Внешность важна, но как дополнительное, а не определяющее качество. Зацикленность на внешности можно считать одним из проявлений незрелости, что часто видно на примере подростков – впрочем, нередко их комплексы, связанные с внешностью, так же спровоцированы царящем культом красоты. Для человека, который не знает ни своего места в обществе, ни своего дела, ни своего пути, ни себя самого простительно быть таким, но беда, что многие остаются такими до седых волос – правда, в условиях современности есть немало факторов, способствующих застреванию в вечном подростковом возрасте, тот же самый культ красоты! Деструктивность культа красоты в том, что второстепенное качество выставляется главным, определяющим. Личность человека, раскрытие её потенциала, её развитие до зрелости, обретение профессиональных умений и навыков близкого, искреннего общения становятся неважными, невидными за внешней мишурой.

Преграды на пути к личностной зрелости: материнство в современных условиях

Далее, второй пункт – материнство. Я снова извиняюсь за резкость своих суждений, но через меня прошло достаточное количество матерей и детей, чтобы быть таким категоричным… Пока женщина в первую очередь мать, а мать – та, которая пожизненно принадлежит своему ребёнку (а ребёнок, соответственно, пожизненно принадлежит ей), едва ли женщина обретёт полноту возможности реализовывать весь свой личностный потенциал.

Женщина всегда была в заложниках общества – потому что природа женского пола приспособлена в первую очередь под деторождение, а деторождение является одним из краеугольных камней, на которых покоится само существование общества. За такое положение дел нельзя осуждать ни первобытное, ни рабовладельческое, ни феодальное общество, так как иначе быть просто не могло. Более того – деторождение зачастую было напрямую экономически выгодно, каждая крестьянская семья (а крестьян было подавляющее большинство в любом сословном обществе) стремилась воспроизвести как можно больше детей как будущих помощников в работе. Но сейчас всё не так. Доля городского населения в развитых странах стала превосходить долю сельских жителей. И на данный момент деторождение стало совершенно экономически невыгодным. Сейчас ребёнок - это затраты для семьи и прибыль для целого ряда владельцев капитала: детская одежда, детские товары, детское питание, детские специалисты… Таким образом, экономически дети выгоднее продавцам товаров и услуг, корпорациям и частным детским учреждениям, а не родителям! В нынешнем обществе ребёнок стал так же и причиной наложения на родителей сверхответственности – об этом я подробнее писал в предыдущей части. Другими словами, в современном обществе постпатриархата складывается тенденция к тому, что всю полноту экономической, юридической и моральной ответственности ложится практически исключительно на семью. Этой тенденции в некоторой степени пытается противостоять государство, выплачивая пособия, материнский капитал, предоставляя льготы и т.д., но общего вектора это не меняет – чем дальше, тем всё в большей степени рожать детей становится просто невыгодно! Население Земли растёт за счёт стран, которые живут в классическом патриархате, который несовместим с капиталистическими отношениями. В Индии, к примеру, такие отношения процветают в городах, но подавляющее большинство населения живёт в сельской глуши, где не изжиты ещё родоплеменные отношения и кастовая система – и именно там находится кузница по производству новых людей. Разумеется, там, как и в прежние времена, деторождение экономически выгодно и поддерживается традициями, которые в тех условиях заменяют закон и которым следуют, наверно, ещё более неукоснительно.

Быть матерью в традиционном обществе – не право женщины, а обязанность. Деторождение в эпоху постпатриархата – это право женщины и даже отягощённая наследственность не может быть препятствием для реализации этого права, в то же время весь груз ответственности за ребёнка перенесена только на родителей. В условиях классического патриархата деторождение было экономически оправдано, а статус матери защищался общественным мнением – т.е. это было выгодно психологически и морально, в воспитании детей участвовала община у крестьян и профессиональные педагоги с широкими полномочиями у дворян, что снимало с матерей сверхответственность за воспитание ребёнка. А сейчас, когда обязанность превратилась в право и вместе с этим обрушилась вся полнота ответственности, а многие плюсы обнулились, многие люди стали относится с известным скепсисом к осуществлению этого права… И если уж женщина рожает ребёнка, то под свою ответственность. Несколько огрубляя, можно сделать такой вывод: в классическом патриархате деторождение было обязанностью женщины, а воспитание ребёнка являлось правом, в эпоху постпатриархата строго наоборот: деторождение стало правом, а воспитание своего ребёнка – обязанностью. Вывод из этого – как в патриархальном, так в постпатриархальном обществе женщина будет заложницей своего материнства. Потому что МАТЕРИНСТВО как в тисках жёстких традиций (в условиях классического патриархата), так и в ситуации откровенной экономической невыгоды и утраты мобильности (в условиях постпатриархата) ПОЧТИ НЕСОВМЕСТИМО С ЛИЧНОСТНЫМ РАЗВИТИЕМ ЖЕНЩИНЫ. Ну, если не говорить так категорично, то оно, по крайней мере, не способствует этому. Ряд выдающихся женщин были бездетными или имели возможность быстро передавать своих детей нянечкам, гувернанткам и педагогам. Немало можно найти статей в журналах и газетах о том, как дети востребованных специалистов, звёзд и политиков остаются без должного внимания, что женщина сделала выбор между ребёнком и карьерой не в пользу ребёнка и т.д. В тоже время если социум будет поголовно состоять из приверженцев чайлдфри, то оно вскоре прекратит своё существование… Разумеется, в индийской глубинке приверженку чайлдфри днём с огнём не сыщешь, это характерно в первую очередь для стран «первого» мира.

С деторождением в современном глобализированном человечестве наблюдается такая же картина, как с производством и природными ресурсами. Страны «золотого миллиарда» вынесли производство в Китай и другие страны, их корпорации добывают полезные ископаемые подальше от родных берегов, соблюдение законов так же становится всё менее обязательным по ходу отдаления от «цивилизации» - корпорация «Нестле», например, обвиняется в… использовании рабов на плантациях какао в Африке! Таким образом, благополучие стран первого мира напрямую связано со странами третьего мира. Но не только производство товаров вынесено в страны третьего мира, производство людей вынесено туда же. Недостаток населения в развитых странах пополняется за счёт выходцев из бедных стран, что не встречает, конечно, одобрения у коренного населения. В Лондоне уже достаточно давно самым распространённым именем, которое дают в роддомах – это «Мухаммед». В конечном счёте, если ничего не изменится, нынешняя система глобального перераспределения ресурсов и производства уничтожит сама себя.

В зрелом обществе эта проблема должна будет решена через изменение всей системы воспитания и отношения к детям. Если деторождение является краеугольным камнем общества, то оно автоматически должно быть в первую очередь общественным делом. С женщин должна быть снята львиная доля ответственности за воспитание, здоровье и благополучие ребёнка – это всё должно стать ответственностью общества и соответствующих общественных институтов. Впрочем, эта тема огромна и требует отдельного рассмотрения за рамками данной статьи… Для блага как детей, так и женщин стоит прекратить тенденцию, когда ребёнок и мать принадлежат друг другу – это необходимо только в первые годы жизни, потом дистанция между ними должна постепенно увеличиваться до обретения почти полной автономности друг от друга… Я вот пишу «дистанция должна увеличиваться», но обращаю ваше внимание, что и в нынешних условиях она неизбежно увеличивается – только происходит это зачастую совершенно неподобающим, калечащим образом: через кризисы и невзгоды в переходный возраст, через конфликты поколений, через взаимное травмирование родителей и детей, первые из которых не готовы к взрослению и бунту своего чада, а вторые мучаются собственными внутренними конфликтами и не способностью справиться с новыми социальными ролями. Думаю, что пока деторождение не стало делом в первую очередь общественным, пока слова Аристотеля о том, что «учителя почтеннее родителей, потому что вторые дают только жизнь, а первые – достойную жизнь» не будут восприниматься спокойно и как должное, пока звучат слова о том, что «государство не просило вас рожать, за вас несут ответственность только ваши родители» ничего в этом вопросе не изменится и материнство так и будет очень трудно сочетаться с реализацией личностного потенциала женщин.

Что делать женщинам сейчас? Отказываться от материнства? Мучительно выбирать между карьерой и ребёнком? Думаю, что если женщина решила стать матерью, то она должна:

- Стремиться максимально разделить бремя и радости воспитания своего ребёнка с другими людьми – как родственниками, так и специалистами – педагогами, тренерами, наставниками. Т.е. сделать воспитание максимально общественным, не замыкать ребёнка на себе и не замыкаться на ребёнке – это не принесёт блага ни ему, ни ей. Ну и, разумеется, привлекать к воспитанию отца/отчима, причём с взрослением ребёнка предоставлять ему порой ведущую роль в воспитании.

- Никогда не забывать о циничной, но адекватной современности и совершенно справедливой формуле отношения к детям за авторством М.Е.Литвака: «В голодные годы – всё лучшее детям, а в сытые – всё лучшее тому, кто больше зарабатывает, а детям только необходимое, если же хотят иметь больше, то пусть работают».

- Надеяться на удачу, потому что деторождение в условиях современности и полной ответственности родителей – это отчасти лотерея. Нет гарантии, есть только некоторая вероятность, что ребёнок будет похож на родителей, будет соответствовать каким либо их ожиданиям и чаяньям, будет здоров и т.д. В жизни немного областей, в которых нет риска, и деторождение никак не входят в их число.

Преграды на пути к личностной зрелости: традиционная семья в условиях современности

Наконец, последний пункт о том, что женщина является мужским объектом. Из предыдущей части ясно, что это, по сути, есть не что иное, как определение ведущей роли женщины как хранительнице домашнего очага. Женский мир – это мир семьи, мир внешний отдан на откуп мужчинам. Женщина как мужской объект – это добродетельная с точки зрения классического патриархата женщина, живущая своей семей, своими детьми и своим мужем. Надо ли объяснять, что личностное развитие женщины, которая знает только церковь, детей и кухню, не сможет уйти далеко – оно просто не нужно при таком образе жизни?

Традиционная семья с мужем-добытчиком и женой-домохозяйкой была порождением классического патриархата и потому везде, где классический патриархат уступил постпатриархату, институт семьи терпит жесточайший кризис. Никогда за всё время существования классической с современной точки зрения семьи (т.е. семьи, как моногамный союз мужчины и женщины) не было ситуации, когда примерно половина заключаемых браков заканчивается разводом – сам по себе развод казался немыслимым долгие века классического патриархата. А сейчас? Постпатриархат разрушил старые гендерные роли и породил совершенно новые отношения между мужчиной и женщиной. Появились такие вещи, как гостевой брак, брачный контракт и деторождение вне брака. В ряде развитых стран, наряду с увеличением разводов и падением рождаемости, наблюдается увеличение количества так называемых «одиночных домохозяйств» - т.е. «семей», состоящих из одного единственного человека. Это люди, которые сознательно выбирают жизнь одиночки, не стремятся к созданию семьи и деторождению, сохраняющие мобильность и свободу для карьерного роста. Одинокая женщина, если захочет, может реализовать своё право деторождения, воспользовавшись банком спермы и родить для себя одной. Демографическую убыль будут восполнять приезжие. Традиционная семья в странах, где царит постпатриархат, стала экономически и морально невыгодна, а потому её крах становится всё очевиднее, отсюда же и слом гендерных ролей…

Хорошо видно, что количество разводов обратно пропорционально традиционности, патриархальности общества, как это видно на примере Индии
Хорошо видно, что количество разводов обратно пропорционально традиционности, патриархальности общества, как это видно на примере Индии


С другой стороны, эти тревожащие процессы неразрывно связаны с такими явлениями, как обретение женщинами полноты гражданских, политических и экономических прав, без которых очень трудно говорить о каком-то там личностном развитии. Женщина, которая стремится раскрыть свой потенциал и стать зрелой личностью, не может находиться в рамках традиционной семьи – другими словами, она не должна быть мужским объектом. Это, разумеется, не означает, что достигшая личностной зрелости женщина не должна иметь своей семьи, это означает только то, что семья эта будет не патриархальной. А это означает не только то, что женщина не будет подвергаться дискриминации, это означает так же и отсутствие привилегий и поблажек для «слабого пола».

Так же надо понимать, что постпатриархальная семья – это очень ненадёжное, неустойчивое образование (в отличие от старой доброй традиционной семьи!), в котором ни у кого нет особых прав на другого. Традиционные сказки недаром кончались свадьбой, потому что после свадьбы гарантированная стабильность и расписанность на всю жизнь вперёд. Современные сказки свадьбой только начинаются: нет никаких гарантий, что герои долго продержатся вместе, что они заведут детей, что будет кормилец и хранительница, есть только полная неопределённость… Наибольшую устойчивость современной семье может придать некое общее дело, объединяющее супругов и их искренняя дружба, а дружба – это всегда правдивость, равенство и общие интересы.


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic