borismedinskiy

Categories:

Деторождение и постпатриархат

Я снова извиняюсь за резкость своих суждений, но через меня прошло достаточное количество матерей и детей, чтобы быть таким категоричным… Пока женщина в первую очередь мать, а мать – та, которая пожизненно принадлежит своему ребёнку (а ребёнок, соответственно, пожизненно принадлежит ей), едва ли женщина обретёт полноту возможности реализовывать весь свой личностный потенциал.

Женщина всегда была в заложниках общества – потому что природа женского пола приспособлена в первую очередь под деторождение, а деторождение является одним из краеугольных камней, на которых покоится само существование общества. За такое положение дел нельзя осуждать ни первобытное, ни рабовладельческое, ни феодальное общество, так как иначе быть просто не могло. Более того – деторождение зачастую было напрямую экономически выгодно, каждая крестьянская семья (а крестьян было подавляющее большинство в любом сословном обществе) стремилась воспроизвести как можно больше детей как будущих помощников в работе. Но сейчас всё не так. Доля городского населения в развитых странах стала превосходить долю сельских жителей. И на данный момент деторождение стало совершенно экономически невыгодным. Сейчас ребёнок - это затраты для семьи и прибыль для целого ряда владельцев капитала: детская одежда, детские товары, детское питание, детские специалисты… Таким образом, экономически дети выгоднее продавцам товаров и услуг, корпорациям и частным детским учреждениям, а не родителям! 

В нынешнем обществе ребёнок стал так же и причиной наложения на родителей сверхответственности – об этом я подробнее писал в предыдущей части. Другими словами, в современном обществе постпатриархата складывается тенденция к тому, что всю полноту экономической, юридической и моральной ответственности ложится практически исключительно на семью. Этой тенденции в некоторой степени пытается противостоять государство, выплачивая пособия, материнский капитал, предоставляя льготы и т.д., но общего вектора это не меняет – чем дальше, тем всё в большей степени рожать детей становится просто невыгодно! Население Земли растёт за счёт стран, которые живут в классическом патриархате, который несовместим с капиталистическими отношениями. В Индии, к примеру, такие отношения процветают в городах, но подавляющее большинство населения живёт в сельской глуши, где не изжиты ещё родоплеменные отношения и кастовая система – и именно там находится кузница по производству новых людей. Разумеется, там, как и в прежние времена, деторождение экономически выгодно и поддерживается традициями, которые в тех условиях заменяют закон и которым следуют, наверно, ещё более неукоснительно.

Быть матерью в традиционном обществе – не право женщины, а обязанность. Деторождение в эпоху постпатриархата – это право женщины и даже отягощённая наследственность не может быть препятствием для реализации этого права, в то же время весь груз ответственности за ребёнка перенесена только на родителей. В условиях классического патриархата деторождение было экономически оправдано, а статус матери защищался общественным мнением – т.е. это было выгодно психологически и морально, в воспитании детей участвовала община у крестьян и профессиональные педагоги с широкими полномочиями у дворян, что снимало с матерей сверхответственность за воспитание ребёнка. А сейчас, когда обязанность превратилась в право и вместе с этим обрушилась вся полнота ответственности, а многие плюсы обнулились, многие люди стали относится с известным скепсисом к осуществлению этого права… И если уж женщина рожает ребёнка, то под свою ответственность. Несколько огрубляя, можно сделать такой вывод: в классическом патриархате деторождение было обязанностью женщины, а воспитание ребёнка являлось правом, в эпоху постпатриархата строго наоборот: деторождение стало правом, а воспитание своего ребёнка – обязанностью. Вывод из этого – как в патриархальном, так в постпатриархальном обществе женщина будет заложницей своего материнства. Потому что МАТЕРИНСТВО как в тисках жёстких традиций (в условиях классического патриархата), так и в ситуации откровенной экономической невыгоды и утраты мобильности (в условиях постпатриархата) ПОЧТИ НЕСОВМЕСТИМО С ЛИЧНОСТНЫМ РАЗВИТИЕМ ЖЕНЩИНЫ. Ну, если не говорить так категорично, то оно, по крайней мере, не способствует этому. Ряд выдающихся женщин были бездетными или имели возможность быстро передавать своих детей нянечкам, гувернанткам и педагогам. Немало можно найти статей в журналах и газетах о том, как дети востребованных специалистов, звёзд и политиков остаются без должного внимания, что женщина сделала выбор между ребёнком и карьерой не в пользу ребёнка и т.д. В тоже время если социум будет поголовно состоять из приверженцев чайлдфри, то оно вскоре прекратит своё существование… Разумеется, в индийской глубинке приверженку чайлдфри днём с огнём не сыщешь, это характерно в первую очередь для стран «первого» мира.

С деторождением в современном глобализированном человечестве наблюдается такая же картина, как с производством и природными ресурсами. Страны «золотого миллиарда» вынесли производство в Китай и другие страны, их корпорации добывают полезные ископаемые подальше от родных берегов, соблюдение законов так же становится всё менее обязательным по ходу отдаления от «цивилизации» - корпорация «Нестле», например, обвиняется в… использовании рабов на плантациях какао в Африке! Таким образом, благополучие стран первого мира напрямую связано со странами третьего мира. Но не только производство товаров вынесено в страны третьего мира, производство людей вынесено туда же. Недостаток населения в развитых странах пополняется за счёт выходцев из бедных стран, что не встречает, конечно, одобрения у коренного населения. В Лондоне уже достаточно давно самым распространённым именем, которое дают в роддомах – это «Мухаммед». В конечном счёте, если ничего не изменится, нынешняя система глобального перераспределения ресурсов и производства уничтожит сама себя.

В зрелом обществе эта проблема должна будет решена через изменение всей системы воспитания и отношения к детям. Если деторождение является краеугольным камнем общества, то оно автоматически должно быть в первую очередь общественным делом. С женщин должна быть снята львиная доля ответственности за воспитание, здоровье и благополучие ребёнка – это всё должно стать ответственностью общества и соответствующих общественных институтов. Впрочем, эта тема огромна и требует отдельного рассмотрения за рамками данной статьи… Для блага как детей, так и женщин стоит прекратить тенденцию, когда ребёнок и мать принадлежат друг другу – это необходимо только в первые годы жизни, потом дистанция между ними должна постепенно увеличиваться до обретения почти полной автономности друг от друга… Я вот пишу «дистанция должна увеличиваться», но обращаю ваше внимание, что и в нынешних условиях она неизбежно увеличивается – только происходит это зачастую совершенно неподобающим, калечащим образом: через кризисы и невзгоды в переходный возраст, через конфликты поколений, через взаимное травмирование родителей и детей, первые из которых не готовы к взрослению и бунту своего чада, а вторые мучаются собственными внутренними конфликтами и не способностью справиться с новыми социальными ролями. Думаю, что пока деторождение не стало делом в первую очередь общественным, пока слова Аристотеля о том, что «учителя почтеннее родителей, потому что вторые дают только жизнь, а первые – достойную жизнь» не будут восприниматься спокойно и как должное, пока звучат слова о том, что «государство не просило вас рожать, за вас несут ответственность только ваши родители» ничего в этом вопросе не изменится и материнство так и будет очень трудно сочетаться с реализацией личностного потенциала женщин.

Что делать женщинам сейчас? Отказываться от материнства? Мучительно выбирать между карьерой и ребёнком? Думаю, что если женщина решила стать матерью, то она должна:

- Стремиться максимально разделить бремя и радости воспитания своего ребёнка с другими людьми – как родственниками, так и специалистами – педагогами, тренерами, наставниками. Т.е. сделать воспитание максимально общественным, не замыкать ребёнка на себе и не замыкаться на ребёнке – это не принесёт блага ни ему, ни ей. Ну и, разумеется, привлекать к воспитанию отца/отчима, причём с взрослением ребёнка предоставлять ему порой ведущую роль в воспитании.
- Никогда не забывать о циничной, но адекватной современности и совершенно справедливой формуле отношения к детям за авторством М.Е.Литвака: «В голодные годы – всё лучшее детям, а в сытые – всё лучшее тому, кто больше зарабатывает, а детям только необходимое, если же хотят иметь больше, то пусть работают».
- Надеяться на удачу, потому что деторождение в условиях современности и полной ответственности родителей – это отчасти лотерея. Нет гарантии, есть только некоторая вероятность, что ребёнок будет похож на родителей, будет соответствовать каким либо их ожиданиям и чаяньям, будет здоров и т.д. В жизни немного областей, в которых нет риска, и деторождение никак не входят в их число.

Б. Мединский, из статьи «Зрелая женственность»


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic