borismedinskiy

Categories:

Примирение со смертью

"Жизнь в ее целом никогда не принимает смерть всерьез. Она смеется, пляшет и играет, она строит, собирает и любит перед лицом смерти. Только тогда, когда мы выделяем один отдельный факт смерти, мы замечаем ее пустоту и смущаемся".

Робиндранат Тагор

"- Представьте себе, что застывшие капли, поднимающиеся вверх по лампе, наделены сознанием. В этом случае у них сразу же возникнет проблема самоидентификации.

- Без сомнения.

- Здесь-то и начинается самое интересное. Если какой-нибудь из этих комочков воска считает, что он - форма, которую он принял, то он смертен, потому что форма разрушится. Но если он понимает, что он - это воск, то что с ним может случиться?

- Ничего, - ответил я.

- Именно, - сказал Котовский. - Тогда он бессмертен. Но весь фокус в том, что воску очень сложно понять, что он воск. Осознать свою изначальную природу практически невозможно. Как заметить то, что с начала времен было перед самыми глазами? Даже тогда, когда еще не было никаких глаз? Поэтому единственное, что воск замечает, это свою временную форму. И он думает, что он и есть эта форма, понимаете? А форма произвольна - каждый раз она возникает под действием тысяч и тысяч обстоятельств.

- Великолепная аллегория. Но что из нее следует? - спросил я, вспомнив нашу вчерашнюю беседу о судьбах России и ту легкость, с какой он перевел ее на кокаин. Легко могло статься, что он просто хотел получить остаток порошка и постепенно подводил к этому разговор.

- А следует то, что единственный путь к бессмертию для капли воска - это перестать считать, что она капля, и понять, что она и есть воск".

В.Пелевин, "Чапаев и Пустота"

Идея о бессмертном человеке архетипична. Это вечная тема, вечная не в том смысле, что она не разрешима, а в том, что она всегда будет актуальна и волнительна для нас. Это тема чисто философская, одновременно очень личная. Проблема бессмертия - обратная сторона проблемы смерти, а проблема смерти - это одна из основных проблем философии, проходящая красной линией через всю человеческую культуру. В списке экзистенциальных данностей смерть стоит наряду со свободой, бессмысленностью и одиночеством. И, как я уже писал, большим заблуждением было бы считать, что для бессмертного человека эти данности утратят свою значимость, и что проблема смерти не будет отныне проблемой. Думаю, что для бессмертного эти проблемы станут ещё более актуальными. Я уже сказал о том, что бессмертный столкнется с таким одиночеством, которые нам и представить трудно. Свобода бессмертного чудовищно глубже, чем у нас - он потенциально может жить вечно, вот только зачем? Необходимость самостоятельно создавать для себя смыслы (проблема бессмысленности) для бессмертного тоже несоизмеримо серьёзнее, чем для нас - у него нет возможности взять уже готовый смысл из общества. Впрочем, оно сейчас и для простых смертных толком не может ничего предложить, кроме пустого потребления. Основной вопрос философии по Камю - это вопрос самоубийства. Стоит ли жизнь того, чтобы быть прожитой? Для любого смертного это вопрос куда менее актуальный, чем для бессмертного человека, о чём я уже писал выше... И смерть никуда не делась, она просто притаилась в неопределённости будущего - возможно, что очень далёкого будущего, но она прячется там. Экзистенциальные, философские проблемы бессмертного - это те же проблемы смертного, только в неизмеримо большем масштабе... Я думаю, что вы, мой читатель, давно уже поняли, что рассуждая о бессмертных, я рассуждаю о всех нас. Главная проблема бессмертного человека - что делать со своей бессмертной жизнью? Но разве эта проблема актуальна только для этого фантастического персонажа? А мы? Разве конечная жизнь не должна иметь цели и задачи?

Выше я описал, как важно прочувствовать собственную временность что для того, чтобы стать более психологически зрелым, осознанным и научиться ценить кажущийся бесконечным временной ресурс. Это актуально что для смертного, что для формально бессмертного человека, потому что и у того, и у другого жизнь будет состоять из периодов, каждый из которых временен. Любая, даже бесконечно долгая жизнь будет состоять из многих этапов, каждый из которых конечен - и потому мы все живём многоэтапную жизнь или, если посмотреть шире, множество временных жизней. Действительно - каждый этап должен иметь своё завершение, каждая книга должна закончится и плох тот писатель или художник, который не может вовремя остановиться и поставить последнюю точку/последний штрих. Прекрасное произведение искусства - это всегда законченное произведение искусства, а всё не законченное вызывает у нас ощущение дискомфорта - ощущение "незакрытого гештальта". Может быть, и с целой жизнью также? Можно ли рассматривать жизнь, как произведение искусства? Тогда прекрасная жизнь должна быть законченной - т.е. конечной. С этой точки зрения смерть обретает особый смысл. А смерть маячит впереди даже бессмертного - хотя бы потому, что наше солнце, да и сама Вселенная имеет временные пределы, а вероятность несчастного случая, достаточно незначительная во временных рамках среднестатистической человеческой жизни, становится практически неизбежной в рамках бесконечно длинной жизни. Так что не только смертному, но и потенциально бессмертному вечно молодому человеку стоило бы следовать мудрости римлян, говоривших "memento mori" - помни о смерти.

Чтобы жить с памятью о смерти (что неприятно - по крайней мере поначалу), надо с этой самой смертью найти хоть какое-то примирение... Недостаточно знать о смерти как о феномене - надо принять и признать её. В противном случае защитные механизмы психики будут выталкивать подобные мысли за границы осознания и человек начинает жить так, словно у него действительно неограниченно большой запас временного ресурса. Но это ещё полбеды... Человек, не признающий феномена смерти, обычно не может выйти из рамок эгоцентризма. Мы все в той или иной степени эгоцентрики - потому что смотрим на мир из своих глаз и понимаем его через призму своих убеждений и оценок... Но личностно зрелый человек может выйти за рамки эгоцентризма и быть благодаря этому значительно более объективным и дальновидным, чем закоренелый эгоцентрик, который на подсознательном уровне уверен, что мир крутится вокруг его персоны. Такой человек находится в плену иллюзии не только о собственном неограниченном времени, но и о том, что весь мир его подождёт. А он не ждёт, так как по факту эгоцентрик - это только чать мира, а не его ось.

Так как примириться со смертью? Выдающийся экзистенциальный психотерапевт и писатель Ирвин Ялом считал, что в этом деле лучше всего подходит философия Эпикура. "Гениальность Эпикура заключается в том, что он предвосхитил современный взгляд на бессознательное, отметив, что большинство людей не осознает страха смерти. Эпикур писал, что этот страх обычно проявляется совсем в другом: у кого-то — в чрезмерной набожности, у кого-то — во всепоглощающем накопительстве денег или слепом стремлении к почестям и власти. Все это представляет собой некий суррогат бессмертия.

Каким образом Эпикур пытался облегчить страх смерти? Он сформулировал ряд четких аргументов и предлагал своим ученикам заучивать их как таблицу умножения. Многие из этих аргументов активно обсуждались за прошедшие 23 века и до сих пор помогают людям преодолеть страх смерти. В этой главе я расскажу вам о трех самых известных аргументах Эпикура, которые помогли преодолеть страх смерти лично мне и многим моим пациентам:

• смертность души;

• смерть есть ничто;

• аргумент симметрии."

(И. Ялом. "Вглядываясь в солнце. Жизнь без страха смерти")

Далее я снова возьму слово и кратко скажу о каждом из этих аргументов. Смертность души - это о том, что всё кончается и это прекрасно. Не надо будет ни принимать наград за хорошее поведение, ни отвечать за ошибки в жизни (тем более, что нередко расплата бывает уже в этой жизни - непосредственно после ошибки). Бояться нечего. Перефразируя Достоевского можно спросить: а раз ада и рая нет, то всё дозволено? Ну да, всё дозволено и поэтому кто-то ведёт скотский, а кто-то человеческий образ жизни. Мы уж не дети, которых тёмные люди пугали адскими муками, хватит... Ад мы прекрасно устраиваем тут, на земле и мы сами неплохо справляемся с ролью чертей и грешников, палачей и жертв друг для друга. Может, не стоит ещё и небытие осквернять своими представлениями о несуществующем воздаянии и извращённой справедливости?

„Не бойся смерти: пока ты жив — её нет, когда она придёт, тебя не будет.“ - наверно, один из самых известных афоризмов Эпикура. Исчезновение - это героем уехать в закат, пропасть фокусником в клубах дыма, а не ужас-ужас. Если грустно от того, что умрёшь и от тебя ничего не останется - то Ялом предлагает подумать о "волновом эффекте". Камень, брошенный в воду, пропадает, но волны, вызванные им, остаются и расходятся во всех направлениях. Я от себя описывал уже этот эффект, когда говорил о преемственности. "Свезли в мавзолей частицу Ленина - тело. Но тленью не взять - ни земле, ни золе - первейшее в Ленине - дело" - помните?.. Это как раз про то. Ну и от себя ещё добавлю, что надо преодолевать иллюзию эгоцентризма, чтобы не переоценивать собственную значимость для Вселенной. Можно ещё буддизм вспомнить и понять, что исчезновение твоего Я - это счастье слияния с Абсолютом, выход из осточертевшего колеса Сансары... Господи, наконец-то я по-настоящему умер! Что? Я снова рождаюсь?.. НЕЕЕЕТ!! (ах вот почему дети так кричат при рождении... )

Что ещё говорил Эпикур по этому поводу? "Ничего нет страшного в жизни тому, кто по-настоящему понял, что нет ничего страшного в не-жизни.“ Это можно отнести как первому, так и ко второму пункту - что смерть есть ничто. „Смерть для нас — ничто: ведь всё и хорошее и дурное заключается в ощущении, а смерть есть лишение ощущений.“ - поучает Эпикур. И действительно - смерть человека есть трагедия для окружающих живых, а самому покойнику уже совершенно всё равно. Он ушёл в закат и сам стал закатом, он уже не тут, его уже нет, остались только его дела, долги и достижения. Окружающие плачут не по покойнику - потому что его уже нет! - а, как заметил Сократ, по самим себе, что это они, бедняги, остались без него. Ялом пишет: "Позиция Эпикура — решительный противовес афоризму Вуди Аллена: «Я не боюсь смерти, я просто не хочу быть там, куда она придет». Эпикур утверждает, что мы не можем знать, когда и куда она придет, потому что «Я» и смерть никоим образом не могут сосуществовать. Если мы мертвы, то не можем осознавать, что мертвы, а в таком случае бояться нечего". Что называется, шах и мат.

Про последний пункт о симметрии пусть скажет Ялом: "Третий аргумент Эпикура гласит, что состояние небытия, в которое мы попадаем после смерти, — это то же самое состояние, в котором мы пребывали до рождения. Несмотря на то что этот аргумент оспаривался многими философами, я считаю, что в нем содержится сила, способная утешить умирающих.

Среди многих, кто за долгие века повторял данное суждение Эпикура, прекраснее всех сделал это великий русский писатель Владимир Набоков. Эти строки открывают его автобиографический роман «Другие берега»: "Колыбель качается над бездной. Заглушая шепот вдохновенных суеверий, здравый смысл говорит нам, что жизнь — только щель слабого света между двумя идеально черными вечностями. Разницы в их черноте нет никакой, но в бездну преджизненную нам свойственно вглядываться с меньшим смятением, чем в ту, в которой летим со скоростью четырех тысяч пятисот ударов сердца в час".

Лично я часто находил утешение в мысли, что два состояния небытия — до нашего рождения и после смерти — совершенно одинаковы, но мы тем не менее так боимся второй черной вечности и так мало думаем о первой… "

Про Эпикура я хочу сказать ещё несколько слов: о его доброжелательности и аккуратном гедонизме.

„Пусты слова того философа, которыми не лечится никакое страдание человека. Как от медицины нет никакой пользы, если она не изгоняет болезни из тела, так и от философии, если она не изгоняет болезни из души.“ Эпикур любил людей - и это, как ни странно, тоже помогает примириться со смертью. Очень тяжело оставлять этот мир, когда камень обид, злобы и отчаянья лежит на душе, когда недоверие закрывает возможность психологической близости. „Умение хорошо жить и хорошо умереть — это одна и та же наука.“ - говорит Эпикур как раз про это. Есть наблюдение, что супруги, у которых были проблемные, невротичные отношения, тяжелее переносят смерть своего партнёра, чем те, у которых было всё спокойно и благополучно - как это ни странно на первый взгляд! Но нет, не странно. Хорошие отношения подразумевают способность к близости и в то же время высокую самодостаточность - союз сильных и сложных личностей. Сложные отношения - это часто созависимость вкупе с нечестностью и нереализованностью. Смерть супруга воспринимается в этом случае, как глубокая личная трагедия инвалида, у которого отняли костыли и обезболивающее.

Продолжу цитировать Эпикура: "Вера в бессмертие родилась из жажды ненасытных людей, безрассудно пользующихся временем, которое природа отпустила им. Мудрый найдёт это время достаточным, чтобы обойти весь круг достижимых наслаждений, и когда наступит пора смерти — насыщенному отойти от стола, освобождая место другим гостям. Для мудрого достаточно одной человеческой жизни, а глупый не будет знать, что ему делать с вечностью". Хорошие слова, но их стоит правильно понимать. Это не камень в огород бессмертия, это про умение разумно пользоваться временным ресурсом - умение, которое необходимо как для смертных, так и бессмертных .

„Нельзя жить приятно, не живя разумно, нравственно и справедливо, и, наоборот, нельзя жить разумно, нравственно и справедливо, не живя приятно.“ - тоже хорошая фраза, по своему посылу очень близкая предыдущей. Как Чернышевский говорит про разумный эгоизм, так и Эпикур говорит нам о разумном гедонизме. Да, такой тоже бывает. Представим, что мы пошли в ресторан... Если там хорошая кухня и компания сотрапезников нам приятна, то мы выйдем оттуда с чувством благодарности и удовлетворённости проведённым временем. Если ресторан плох, и сотрапезники не из нашей компании, то мы покинем его в совсем другом настроении: нас будет грызть негодование, сожаление и разочарование. Нам будет жаль потраченных денег и времени, а в желудке придётся терпеть ощущение камня. Так что для того, чтобы было легче оставлять жизнь, надо её хорошо и приятно прожить - такой вот разумный гедонизм. „Умение хорошо жить и хорошо умереть — это одна и та же наука.“

Я писал о том, что бессмертный человек имеет возможность реализовать весь свои потенциал, достичь немыслимых высот в любых сферах человеческой деятельности... У него достаточно времени, чтобы научиться жить хорошо. А значит, никто лучше бессмертного не готов к смерти. Может, что быть бессмертным - это ещё и абсолютная готовность к смерти... Есть мнение (если я не ошибаюсь, её под конец жизни высказывал Фрейд, когда размышлял об энергии смерти, которую по созвучию с фрейдистским термином "либидо" потом назвали "мортидо"), что человек на определённой стадии жизни перестаёт бояться смерти и даже хочет умереть. Он чувствует себя пресытившимся жизнью, как посетитель хорошего ресторана, который уже закончил десерт и приятную беседу с друзьями - дальше только в такси и на боковую. Всё стремится к покою, а жизнь - это вечная химическая реакция, вечное желание и стремление, вечное движение... И от жизни можно устать. Но для этого надо стать древним и удовлетворённым, достигшим всех поставленных целей, оставив последователей, учеников и наследников... Я не знаю, правда, насколько желание окончательного покоя (т.е. желание смерти) связано с одряхлением организма и может ли оно возникнуть у нестареющего человека. Думаю, что устать от жизни можно и чисто психологически, но физическая изношенность этому может основательно поспособствовать.

Эпикур
Эпикур
Ирвин Ялом
Ирвин Ялом

Б. Мединский, из статьи «Бессмертный человек»

https://vk.com/borismedinskiy

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic