borismedinskiy

Categories:

Бессмысленность естественного

Смысл жизни, часть 2

Естественное и искусственное

Смысл – это предназначение предмета, явления или слова, которое закладывается личностью или общностью. Так же смысл определяет цель и отношение в дихотомии «часть – целое», т.е. указывает на место объекта в некой целостности, в некой системе... Нам легко указать на смысл части — если мы понимаем, что это часть целого. Вот я, вот моя рука. Я — целое, а рука — часть меня. Её смысл понятен — она нужна мне для того, чтобы служить мне рукой, манипулировать предметами и обслуживать мои интересы. Не совсем понятен смысл меня, но если я представлю себя, как часть какого-либо целого, то станет проще… Скажем, если я часть рабочего коллектива, то мой смысл — это добросовестно выполнять свои профессиональные обязанности. Но удовлетворит ли меня такой ответ? Тут есть несколько подвохов. Например, вижу ли я смысл в работе, которую осуществляет мой коллектив? Что есть этот рабочий коллектив для меня лично? Я вернусь к этим вопросам позже, а пока про смысл.

Смысл – это всегда производное разума, именно разум наделяет смыслом тот или иной объект. У каждого рукотворного предмета и явления есть конкретный и совершенно объективный смысл. Вот вы читаете эту статью скорее всего в помещении… Посмотрите вокруг себя, на окружающую вас мебель, приборы, предметы декора, стены, окна. Всё это было создано человеком, всё это искусственно и потому имеет конкретное предназначение. Каждый предмет был сделан с конкретной целью и по предварительному плану. Каждый из этих предметов когда-то должен был быть изобретён, придуман кем-то, кем-то из людей, т.е. каждый рукотворный предмет сначала создаётся идеально, а потом материально. Он возникает в сознании человека в виде некого идеального образа, а потом человек может создать его уже в реальности, создать, ориентируясь на идеальный образ этого предмета. Особенно наглядно это видно на примере кустарных, не фабричных поделок, когда один единственный человек является автором и задумки, и воплощения. Как правило, смысл созданного предмета является очевидным не только для автора, но и для всех окружающих, тем более если предмет имеет практическую, а не декоративную или культовую функцию. Археологи на раскопках палеолитических стоянок первобытных людей без труда видят в обработанном камне ножи, наконечники стрел и копий – т.е. смысл (или функция), которую вкладывали древние мастера в свои изделия, понятен и нам, современным людям.

Общий вывод из этого можно сделать такой – искусственные (рукотворные) предметы имеют смысл, естественные (нерукотворные) его не имеют. Всегда ли? Нет, можно и нерукотворные предметы наделять смыслом. Один древний человек нашёл красивый камень. Он вообразил, что в этом камне живёт сверхъестественная сила – могущественное божество или дух. Человек отнёс этот камень к своему дому, объявил соплеменникам о своей находке, помазал камень маслами, кровью или молоком. Люди этого селения стали покланяться камню, рассчитывая на покровительство живущего в нём божества, нашедший камень человек может стать жрецом и получить ряд преференций… Ну а археологи, которые спустя тысячелетия будут вести раскопки на месте этого поселения, могут и не догадаться – какой смысл вкладывали селяне в этот камень. Лишь по косвенным признакам – например, по следам многократного обмазывания маслом, кровью или молоком – можно догадаться о том, что камень выполнял важную ритуальную и религиозную функцию. В своё время солнце служило древним египтянам так же, как упомянутый камень. Река Ганг служит объектом поклонения современным индусам. Только благодаря тому смыслу, который вкладывают в неё люди, эта река называется священной. В объективной реальности священного в ней не больше, чем в любой другой реке мира. В объективной реальности вообще нет ничего священного, но в ней есть человек, который может придавать смысл всему, чему вздумает. В ней есть, помимо естественных, ещё и искусственные, созданные человеком объекты, в которых тоже есть смысл, вложенный создателями. Если допустить, что наш мир был тоже создан, т.е. имеет искусственное, а не естественное происхождение, то и в нём есть смысл. А так нет, не имеет. Естественное не имеет смысла. Оно просто есть и всё. Возникает спонтанно, возникает по законам физики, химии и биологии, но у создающей и разрушающей природы нет никакого плана, нет у неё и никаких чувств к своим творениям, никакого отношения, сочувствия или жестокости. Мы уже открыли, что эволюция живой материи есть, по меткому выражению Докинза, слепой часовщик и что примеров эволюционных тупиков и ошибок пруд пруди. Я бы выражение «слепой часовщик» дополнил – он не только слеп, он ещё спонтанен, равнодушен и бездумен. Красота и гармоничность его творений пусть не смущает нас, ведь о его мастерстве мы можем судить только по результатам. На миллион промахов может быть одно попадание, один успех, но именно он и остаётся в биологической истории, сохранённый естественным отбором – все остальные попытки, весь миллион ошибок равнодушно уничтожаются. Отпечаток этого принципа миллиона проб и одного попадания хорошо виден на примере возникновения каждого человека, т.е. каждого из нас. При эякуляции выбрасывается около 40 миллионов сперматозоидов. Порядка 40 миллионов нерождённых детей, наших родных братьев и сестёр, 40 миллионов промахов и одно попадание. Не стоит судить о меткости сперматозоидов по результату, по нашему собственному существованию, не стоит судить о планах матери природы, оглядывая проделанный эволюцией путь. Никаких планов у природы нет – у неё есть закономерности, что не одно и то же. Нет у неё и никакого смысла кроме того, который мы сами придадим ей. Наука безжалостно разрушила все наши иллюзии насчёт природы. Солнце – не колесница божества, а в камнях нет никаких сверхъестественных сил. Ганг примечателен ионами серебра, но и они не всегда могут дать защиту тысячам индусов, гибнущих от кишечных инфекций в водах из «священной» реки. Часовщик не слеп, часовщика просто нет.

В грубой, чёрно-юмористической и циничной форме совершенно верно представлена эволюция как совокупность случайных мутаций и закономерного естественного отбора, при котором "все остальные умерли», как 40 миллионов сперматозоидов. Созидание новых форм жизни — это, в какой-то степени, побочный эффект эволюции как естественного, равнодушного и бесцельного процесса.
В грубой, чёрно-юмористической и циничной форме совершенно верно представлена эволюция как совокупность случайных мутаций и закономерного естественного отбора, при котором "все остальные умерли», как 40 миллионов сперматозоидов. Созидание новых форм жизни — это, в какой-то степени, побочный эффект эволюции как естественного, равнодушного и бесцельного процесса.


Подытожить можно следующим выводом – да, мы можем придавать смысл естественным объектам. Но это будет иллюзия, иногда удобная для нас, но не имеющая отношения к самому естественному объекту. Возможно, что человеку, почитающему солнце как божество, легче переносить знойный день, но от его убеждения реальная температура нашей звезды не изменится ни на долю градуса. Вообще о природе есть два мнения – что природа есть храм и что природа есть мастерская (а человек в ней мастер, соответственно). Наука недвусмысленно показала, что если природа и храм, то храм, в котором нет никакого божества. Реальный, не иллюзорный смысл есть только в том, что мы создаём сами и только сами. Реальный смысл – назовём его объективный – есть только в ИСКУССТВЕННОМ. В ЕСТЕСТВЕННОМ может быть только иллюзорный – назовём его субъективный – смысл. Решив отказаться от иллюзий, человек сталкивается с необходимостью признать, что в естественной среде, в окружающем мире природы никакого смысла нет.

Это может показаться отвратительным и пугающим. У Сартра в романе «Тошнота» полным-полно описаний природы, как отвратительной бессмысленной субстанции, которая разрастается и пытается всё заполнить собой. Герой романа, увидев природу без вуали субъективных смыслов, эдакого романтического флёра с наядами и дриадами, мог испытывать по отношении к ней только тошноту. Герой другого экзистенциалиста – Альбера Камю – отнёсся к этому не так драматически, открывшись «ласковому равнодушию мира». Мне ближе второй вариант. Да, в ручье не живёт наяда, а в старом дереве не обитают дриады, но это не мешает мне любоваться природой, любить конкретное дерево и конкретный ручей. Я придаю смысл своим переживаниям, своим чувствам и мыслям, которые они вызывают во мне. У природы нет смысла, но есть закономерности, порождающие поразительные и прекрасные вещи вроде снежинок, полёта стрижа и шелеста листвы, вроде заката и пения соловья, вроде кошачьих движений и аромата цветов. Эти закономерности когда-то частично породили и нас. Почему «частично»? Потому человек – это не только природное создание. Природным у нас является только тело. А наше сознание, наш разум, наша душа – они имеют не естественную, а искусственную природу.

Конец 2 части

Б. Мединский


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic