borismedinskiy

Category:

Бунт и борьба. Психология либерала



Предисловие от 8.04.2021

Когда я около четырёх лет назад писал эту статью, мне хотелось писать едко, саркастически, обличающе. Сейчас я изменился и если в жизни стал куда ехиднее, то в творчестве ёрничать мне совершенно расхотелось. Так что хорошо, что я тогда написал эту статью — сейчас я бы вряд ли взялся за эту тему потому как она мне сейчас не столь интересна, как тогда. Да и времена уже другие.

Главные герои её — это «либеральные оппозиционеры», чей психологический портрет мне захотелось тогда нарисовать. Моё отвращение к иным их чертам не должно приводить читателя к ложной дихотомии «или власть, или либеральная оппозиция». В политике вообще нет дихотомий, потому как, по меткому выражению Бисмарка, «политика есть искусство возможного». Дихотомия о том, кому принадлежат средства производства (частная или общественная собственность) куда более верная, но это уже не столько политика, сколько политэкономия.

Предисловие от 5.09.2018

Это моя, должно быть, самая политизированная статья. Сейчас я написал бы ее несколько иначе, но пусть она будет без правок, так как в целом моё отношение к нашим оппозиционерам либерального толка не изменилось. Единственное — я позволю себе сократить название, чтобы подчеркнуть главную мысль статьи о том, что бунт и борьба — это не одно и тоже.

Меня возмущают наши квасные патриоты, которые отказываются видеть проблемы и оправдывают то, что оправдывать никак нельзя, которые бездумно подхватывают официальную риторику. Но их легко можно понять и простить — потому что ими движет здоровое чувство, которое выражается словами Верещагина из великолепного фильма «Белое солнце пустыни»: МНЕ ЗА ДЕРЖАВУ ОБИДНО! Тех же, которые откровенно радуются бедам и неудачам родной страны, которые преисполнены высокомерного презрения к соотечественникам (но в то же время, говоря словами сталинской эпохи, преисполнен «низкопоклонничества перед Западом») тоже можно понять, но вот простить… Как простить тех, кто сам не способен на прощение и преисполнен ненавистью к ближнему своему?..

Размышления о либеральной оппозиции. Бунт и борьба.

Напишу несколько слов о том, как мне по-человечески жалко наших либеральных оппозиционеров. Порой прям плакать хочется от жалости к нашим оппозиционерам, когда смотрю в их лица! Это ж в каком мерзком, гадком мире надо жить, чтоб уметь так криво ухмыляться, с таким сарказмом, возмущением и горечью взирать на людей, на страну, в которой имел несчастье родиться! Рискну предположить, что они, оппозиционеры наши, так и думают: эк меня угораздило родиться эдаком свинарнике, посреди эдакого быдла, среди этого стада с вековым отрицательным отбором, которых тираны упыри испокон веку ведут на убой да на острижку! То ли дело в цивилизованных странах! Там, где настоящая демократия и свобода, где нет русского быдла!

Слово «быдло» - оно с польского как «скот» переводится. А скот он и есть скот, он не может свободно мыслить (да и вообще мыслить!) и отношение к себе должен иметь соответственное. Да и как же иначе называть народ, который так не толерантен, так некультурен да еще лоялен к проклятым тиранам и их кровавым режимам? Любое проявление любви к Родине – что к настоящей, что к прошлой – для них, наших оппозиционеров либерального толка, есть ни что иное, как проявление промытых мозгов и причастности к стаду, т.е. проявление быдла! Впрочем, блещут этим шляхетским словечком лишь те из них, кто презрел ханжество и честно декларирует свои взгляды, взгляды индивидуализма, свободы и борьбы за личное благо. Те, кто поинтеллигентнее, те просто сетуют про невежественность и темноту народную. Возможно, что это им придаёт в их глазах схожести с народовольцами – те тоже сетовали про темноту и невежество русского народа (читай, крестьянства), да только сравнение неуместное – ведь нынче, после проклятой советской власти, неграмотных практически не осталось.

Ну ладно, посочувствовав им, мне хочется подумать об их психологическом портрете.

Бунтари они? Это смотря как посмотреть. Против общественного мнения – однозначно бунтари. Ну это не определяющая их черта. Я сам часто бываю не согласен с общественным мнением по ряду вопросов. Тут вообще надо внести ясность в терминологию. Если бунт осмысленный и по плану, с чёткими, заранее поставленными целями и задачами, то это вернее назвать борьбой. С этой точки зрения большевиков вернее называть не бунтовщиками, но борцами, коими они и являлись. А бунтарство – это во многом эмоциональный импульс восстания ПРОТИВ. Если борьба – она всегда ЗА что-то, то бунт – он ПРОТИВ. В этом стоит видеть принципиальное различие, как Фромм увидел принципиальное различие между позитивной свободой ДЛЯ и негативной свободой ОТ. Если первая характерна для зрелой личности, то вторая – это черта незрелой личности, например, подростка. Для него бунт - это такой дешевый способ утвердить себя.

Вон подростки часто бунтуют - а почему? Потому что задача подростка – утвердить себя, выделить своё Я. Раньше же больше МЫ было, МЫ с мамой и папой. А теперь на МЫ согласны только на МЫ с друзьями. А так-то уже Я. Да, бунт – не самый конструктивный способ самоутверждения, но кто ж нашим подросткам даст иной способ утверждения и взрослеть? Наши же либеральные оппозиционеры первые закричат о тоталитарном угнетении прав и свобод личности, если направлять подростков наших в что-то вроде пионерии и применять методы А.Макаренко! Так что пусть бунтуют. На митинг пусть сходит чадо, почувствует себя взрослым.

Итак, бунт – это восстание ПРОТИВ чего либо, например, против коррупции. Борьба – она ЗА что-то, например, за закон об ужесточении уголовного наказания за коррупцию. При внешней схожести этих явлений, между ними принципиальная разница. В сталинские времена ходила такая поговорка: критикуя – предлагай, предлагая – делай, делая – отвечай. Таким образом критика должна подразумевать определённую ответственность. Восстание против существующего порядка вещей без предложения альтернативы, без ответственности становится бунтом, деструктивным явлением. Восстание против несправедливости и несовершенства социальной жизни с проработанным планом и готовностью нести за него ответственность – это подлинная борьба за народное счастье.

Я вот думаю – а кем были наши либеральные оппозиционеры в детстве и ранней юности? Вот нет у меня уверенности, что идейные либералы вырастают из подростков-бунтарей. Открытое, свободное бунтарство может и не дать возможности накопить должный заряд ненависти, обиды, желчи, отвращения и презрения, которые необходимы для идейного оппозиционера.

Чистое бунтарство подростка – это, мимо прочего, банальный способ избегать скуки и выпендриваться. Кто-то перебесится, а кто самый «продвинутый и прогрессивный», кто проникнется духом современности – духом постмодернизма – тот знает, что почём и как надо бороться. Защитой послужит цинизм, оружием – агрессивный пессимизм. Прекраснодушие, оптимизм, любовь и любые декларируемые высокие ценности будут восприниматься такими людьми как глупость и быдлячество. Ценится циничный юмор (стёб), эрудиция и практичность. О важном, высоком и прекрасном надо говорить с усмешкой и иронией. Иронизировать надо и над собой, чтобы всем было понятно, что ты не быдло, можешь и над собой посмеяться. Как декомпенсация пессимистичного взгляда на окружающий мир (а для нас, россиян, окружающий мир – это Россия) растет махровым цветом мания величия. Она и ощущение некоторой избранности остаются обычно на всю жизнь и служит основой для того, чтобы быть оппозиционером либерального толка. Они необходимы оппозиционеру, как воздух.

Дело в том, что их мировоззрение само по себе очень неуютное. Они презирают свою страну и соотечественников, наделяют власть невероятными пороками и история России для них – это череда рабства, глупости, грязи и вранья. Каково жить в мире либерального оппозиционера, жить посреди невозможного быдла в отвратительной «этой» стране? Каково чувствовать себя гражданином страны третьего сорта? Каково жить с презрением к месту жительства, собственным предкам и соплеменникам? Какого жить с не прощенными обидами в душе, нести эти обиды, холить и лелеять их, упиваться всей этой мерзостью? Боже мой, бедные, несчастные люди! Нет, без величия им никак нельзя, не выжить им без чувства избранности и величия. А так, чувствуя себя борцом за правое дело, за свободу, против преступной власти – почему бы и нет? 

Тут круг замыкается и можно видеть, как презрение и отвращение подогревают, раздувают величие и становятся необходимыми для поддержания этого самого величия. Можно видеть, как оппозиционер тщательно выискивает самые негативные стороны жизни и тщательно раздувает их, увеличивает в своих глазах и именно так стремиться подать их другим людям… Это тяжкий труд, который мне кажется грязнее и тяжелее труда ассенизатора. Бедные оппозиционеры! Запад для них – это тихая гавань чистоты, душевая кабинка, где можно очиститься от дерьма окружающей Рашки. Запад нужен им так же сильно, как выискивание грязи и негатива. Грязью они кормят свое величие, Запад же им нужен для того, чтобы не захлебнуться в этой грязи. Не надо рассказывать им о то, что запад гнилой и неправильный. Правильный! Чистый, гуманный, умный, красивый. Покажи им неоспоримые доказательства того, что запад не так хорош, как они себе нарисовали – они не примут этого, они не поверят и будут видеть всё самое лучшее в нём, не замечая плохого.

Ситуация тут обратна с ситуацией с Россией: в ней они видят всё чёрное, на западе – все белое. Все просто до гениальности – мир либеральных оппозиционеров чертовски похож на мир квасных патриотов, только в зеркальном отражении. Впрочем, патриотам квасным живётся проще – их окружает лучшая в мире страна, у которой только временные трудности, в которых и виноват-то всегда кто-то другой. А вот бедняги либералы не смогут жить в мире без прекрасного запада. Должна же быть человека земля обетованная. Должен же он хоть во что-то верить.

Картина Васи Ложкина отлично показывает мир квасных патриотов. Мир либеральных оппозиционеров точно-такой же, только надписи и костюмы другие.
Картина Васи Ложкина отлично показывает мир квасных патриотов. Мир либеральных оппозиционеров точно-такой же, только надписи и костюмы другие.


Впрочем, ненависть для них важнее любви, как и цинизм для них важнее и значимее веры. Ненависти к быдлу у них больше любви к западу. Потому что Запад – он далеко, он как мир иной, а быдло русское – оно тут, вокруг. Именно из за этого такие люди внутренне готовы на преступление и подлость. Борьба с абсолютным злом окружающего русского ада оправдывает любые средства. Так как «русский ад» для них – это в первую очередь окружающие люди «с промытыми мозгами» то они, эти самые люди, которые любят эту проклятую власть и верят зомбоящику, не могут рассматриваться, как полноценные человеческие единицы. А потому обманывать, использовать и не считаться с их мнением - это правильно и логично. Это люди второго сорта. Унтерменши.

Нет, это вообще не люди. Если человек не разделяет «европейских ценностей» (я пишу эти слова в кавычках намеренно, так как это понятие не юридическое, размытое и внутренне противоречивое), то о чём с ним можно говорить? И разве не разумно урезать в правах тех, кто против свободы? Никакой свободы врагам свободы! Тут наши либеральные оппозиционеры ничуть не отличаются от фашистов – недаром последние часто вызывают у них симпатии и понимание. Дело в том, что и фашисты, и многие неолибералы представляют собой очень схожий тип личности – авторитарный, описанный Э.Фроммом.

Фромм описывал авторитарный тип личности как человека, который ищет внешнюю силу для поклонения и служения ей. Человека с иными взглядами авторитарная личность расчеловечивает, т.е. отказывается воспринимать его, как равного себе. В то же время человек с авторитарным типом личности не будет хранить верности тому, что утратило силу и власть, потому что уважает только силу. Проведите мысленный эксперимент: представьте – сколько наших нынешних либералов останутся верными своим идеалам в случае, к примеру, абсолютного крушения современного Запада? Вот бац – и нету Америки и Европы, на дно ушли… Зато сейчас некий (пусть довольно эфемерный) объединённый Запад – это центр силы, да. Служи ему – и, быть может, даже нобелевскую премию дадут. Или ещё какой наградой одарят. Не все же такие идейные, как Сартр, который отказался от нобелевской премии со словами, что не будет продаваться буржуазии – сейчас таких дураков нет, возьмут с удовольствием. В этом и есть суть авторитарной личности – служи Силе и будешь причастен к ней и, быть может, она щедро наградит тебя.

Все ли нынешние либеральные оппозиционеры принадлежат к авторитарному типу личности? Нет, я далёк от этой мысли. Только какая-то часть из них, та, что похожа на зеркальное отражение наших квасных патриотов. Авторитарные либералы – это квасные патриоты объединённого Запада. Но я не хочу мазать всех наших дорогих либералов одной краской. Вот, например, закономерно, что старшие из нынешних либеральных оппозиционеров в своём большинстве были вполне себе идейными комсомольцами, членами КПСС, говорили на собраниях про всё хорошее против всего плохого – и полностью диаметральное тому, что говорят они сейчас. Значит ли это, что коммунист и либерал по сути своей – один и тот же тип личности? Нет, конечно. Это значит, что во все времена есть конъюнктурщики. Фромм описывал тип личности, который назвал рыночным, которая меняет своё содержание в зависимости от текущего спроса. До 85 года был спрос на «пламенных коммунистов» и «верных ленинцев». После 85 года появился спрос на критику всего советского и тоталитарного. В КПСС давно шли не идейные, убеждённые, зрелые люди с сформированным мировоззрением и готовые нести ответственность, а ищущие личной выгоды люди, очень психологически гибкие – а потому не имеющие твёрдого внутреннего стержня, т.е. люди рыночного типа личности. Поэтому под конец существования СССР в КПСС истинного, убеждённого коммуниста можно было найти только случайно, а состояла она почти полностью из конъюнктурщиков (рыночных личностей), и как только стало выгодно демонстрировать антикоммунистические настроения, так все эти «пламенные и верные» перекинулись сторонниками свободного рынка и только немногие действительно пытались сопротивляться развалу и массовому предательству в самых верхах власти.

Не сомневаюсь я и в существовании третьего типа либеральных оппозиционеров: искренних в своих убеждениях, а потому честных с собой людей. Они искренне верят в формулу либерального общества, которую дал однажды Александр Рар в одном из своих интервью: «есть уверенность, что полностью освобожденный индивидуум всегда сделает выбор в пользу оптимального экономического и социального устройства». И я готов согласится с этой формулой на все сто, если это самое общество: во-первых, бесклассовое (а потому в нём не идёт межклассовой борьбы) и во-вторых, состоит исключительно из психологически зрелых личностей – А.Маслоу оценивал их количество в 1% от населения.

В деле воспитания детей либеральный (максимально свободный, потакающий) стиль воспитания имеет ряд побочных эффектов, о чём я писал в статье «либеральный стиль воспитания», к которой отправляю всех интересующихся. Этот третий тип либералов мне наиболее симпатичен, хотя бы за их искренность. Они искренне считают, что экономическое процветание, да и личное счастье каждого напрямую зависит от «уровня свободы и раскрепощённости» в обществе.

Напоследок хотел бы сказать пару слов о философии либерализма. Я хорошо отношусь к ней, правда. В обществе развитых, зрелых личностей могут быть только либеральные отношения – потому что зрелая личность и сама знает, что интересы коллектива стоят выше собственных интересов, а так-же помнит не только о правах своих, но и об обязанностях, ведь одно без другого не бывает. Защита прав и свобод личности должна была произойти в процессе развития общества, так же, как и женщины должны были получить полноценные гражданские права, а негры начать считаться такими же людьми, как и все прочие. Первая волна феминизма (суфражистки) действительно боролась за права, которых действительно не было у женщин того времени. Но вот нынешняя, третья волна феминизма с его безумной агрессией на каждого, кто посмел увидеть реально существующую разницу между мужчиной и женщиной мне кажется исключительно деструктивным явлением, как и идеология современного неолиберализма. 

Эта ныне господствующая идеология, которую я неразрывно связываю с капиталистическими отношениями, порождает нынешнюю эпоху со всей ее экзистенциальной пустотой, которую нам предлагают заполнять потреблением, развлечениями и жизнью только для себя. Эта идеология породила постмодерн. Эта идеология породила общество потребления. Эта идеология формирует нас с вами: одиноких людей без смысла жизни. 

Можно это принять. Можно против этого бунтовать. Можно против этого бороться. Мы свободны решить это хотя бы для себя самих.

07.07.2017.

https://vk.com/borismedinskiy



Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →