borismedinskiy

Categories:

Малыш и Карлсон как различные эго-состояния

Иногда я хочу отдохнуть душой. Тогда вместо прослушивания научных лекций, экзистенциальных размышлений и вникания в движущие мотивы маньяков и самоубийц я могу, как вариант, послушать советские спектакли и радиопередачи для школьников. Например, недавно я нашёл целый цикл передач ленинградского радио, который вёл Лазарь Ефимович Маграчёв. Это пятидесятые, шестидесятые годы... Слушаешь его и, вспоминая современных журналистов и репортёров, поневоле думаешь лермонтовскими строчками:
"- Да, были люди в наше время,
Не то, что нынешнее племя:
Богатыри - не вы..."
Не хочу идеализировать то время - у него было куча недостатков - но в культуре той эпохи действительно была чёткая ориентация на развитие и прогресс, а не погоня за хайпом и прибылью.
Так вот, на днях я наткнулся на настоящий шедевр, которым хочется поделиться.

Есть уже классическое произведение детской литературы - повесть Астрид Линдгрен "Малыш и Карлсон, который живёт на крыше". Когда я был младшим школьником, мне эта вещь очень нравилась - у меня была книга, довольно толстая, в которой были собраны вся трилогия о Малыше и Карлсоне, проиллюстрированная художницей Илон Викланд. Готовясь к этой публикации, я посмотрел в интернете картинки с этими иллюстрациями и оказалось, что я хорошо помню их все...


Замечательная вещь! Я вообще очень люблю Астрид Линдгрен за то, что она с одной стороны очень хорошо чувствует детские настроения и, настроившись на детскую волну, описывает всякие проказы, а, с другой стороны, в её произведениях почти всегда есть особого рода трагичность, так необходимая как для художественной выразительности, так и для правды жизни. Но так как это детская, светлая литература, то Астрид никогда не перебарщивает с этой трагичностью, чтобы не оставлять мрачного послевкусия. Горе, слёзы и страдания никогда не бывают напрасны в её книгах и тот же Малыш всё-таки получает своего щенка, а герои произведения начинают лучше понимать друг друга и становятся ближе друг к другу.

У советского радиоспектакля, который я вам представляю, очень много достоинств, и одно из самых важных - это хорошо замешанная и так до конца и не разгаданная интрига о том - а существует ли Карлсон вообще? Внимательный слушатель сразу обратит внимание на то, что Карлсон заранее знает Малыша - не потому ли, что Карлсон - это альтер эго самого мальчика, его фантазия, через которую одинокий и несчастный мальчик пытается реализовывать свои тёмные желания - взорвать машину, устроить погром, нарушить устоявшиеся порядки? Недаром в народе уже давно нашли параллели детской сказки с "Бойцовским клубом" Паланика: Карлсон - это Тайлер Дерден, а сам Малыш имеет серьезные проблемы с психикой.

Конечно, это всё некая гипербола и я не призываю рассматривать это произведение именно под таким углом. Мне больше нравится смотреть на персонажей этой истории как на символы.

Карсон ведёт себя как ребёнок в гораздо большей степени, чем Малыш, который и о последствиях может подумать, и умеет - а, главное, хочет! - заботиться о других. И желание Малыша иметь собаку как объект любви и заботы это подтверждает. Малыш чувствует себя одиноким и несчастным - но не потому, что его не любят папа с мамой. Просто ему мало быть любимым, ему важнее любить самому. А вот этого ему не дают. Это вообще проблема младших детей - их вообще особо не воспринимают всерьёз. Они же маленькие! Пусть себе играет в свои детские игрушки и будет довольным. Есть такое мнение, что младшие дети вообще редко бывают успешными - потому что их роль объектов любви и заботы со стороны родителей не даёт им взрослеть и становиться самостоятельным субъектом, поощряет инфантильность и порождает неуверенность в собственных силах. Поэтому желание Малыша иметь собаку - это, в некоторой степени, желание перестать быть самым младшим... И тут, когда ему прям совсем плохо ("У папы с мамой есть я, Боссе, Бетан... А у меня нет никого"), прилетает Карлсон. И у Малыша появляется ответственность за отношения с Карлсоном - он всегда идёт ему навстречу и только иногда старается отговорить от совсем уж рисковых вещей. Карсон неоднократно ставит Малыша в неловкое положение или причиняет ему откровенный урон - но Малыша это не смущает и он даже не может по настоящему рассердиться на Карлсона за его проказы. Потому что Малыш очень нуждается в Карлсоне, ведь, в некотором роде, у Малыша есть только Карлсон.

Вот отрывок из статьи "Смысл жизни": "В нашем нынешнем мире высшим смыслом часто преподносится семья. Это, на мой взгляд, последнее прибежище современного человека, и прибежище во многом ложное – ведь семья, как уже было сказано выше, это частный случай общества и родители в бессмысленном обществе не смогут дать смысл ребёнку. Семья – это прибежище взрослого человека, он действительно может обрести личные смыслы в заботе о семье. Но вот для ребёнка семья смыслом быть не может. Ребёнок нуждается в заботе и любви. Но если говорить более конкретно, то ребёнок нуждается в защите и надёжности. Ребёнок – это человеческий детёныш, и как любой детёныш, он слаб и нуждается в чувстве защищённости и уверенности в своих родителях гораздо больше, чем в объятьях, поцелуях и многократных признаниях в любви. Смысл обретается не через получение любви извне, а через СОБСТВЕННУЮ ЛЮБОВЬ. Научить ребёнка любить и обретать через это смыслы можно через заботу о тех, кто ещё слабее, чем он. Это было хорошо подмечено в Карлсоне, где Малыш сказал маме про то, что у тебя, мама, есть я, а у меня никого нет… Даже собаки! Да, в современном мире, где семья должна ребёнку всё, а ребёнок ничего не должен семье, семья не может быть смыслом для ребёнка. Малыш не зря хотел собаку – ухаживая за ней, он был бы ответственен за неё. Чтобы у тебя что-то было, надо взять за это ответственность. Это касается не только материальных, но и абстрактных объектов… ЧТОБЫ ИМЕТЬ СМЫСЛ ЖИЗНИ, НАДО ВЗЯТЬ ЗА НЕГО ОТВЕТСТВЕННОСТЬ".

Карлсон же порой вообще сущий социопат - настолько эгоистично, эгоцентрично и несдержанно он себя ведёт, без всяких тормозов отдаваясь своим желаниям. Есть в его поведении и своеобразная мания величия - когда он постоянно рассказывает о том, что он "лучший в мире" и "самый-самый", прям как некоторые пациенты психушки с бредом величия. Что характерно - и в социопатах, и в больных с бредом величия активирован и необуздан их внутренний ребёнок, который управляет процессом и живёт по принципу желания, а не реальности.

Карлсон нарушает законы реальности направо и налево - летает, живёт на крыше, плюёт на условности, позволяет себе дурачиться и шалить столько, сколько вздумается, и питается не тем, что полагается, а тем, что ему вкусно... Но при том Карлсон в мире произведения Линдгрен является положительным персонажем. Он не социопат, он ребёнок, а Астрид Линдгрен любит детей. И Карлсон не должен быть положительным персонажем во взрослом смысле этого слова - иметь высокие цели, делать добро, быть милосердным и всё в этом роде. Он должен быть милым, смешным, проказливым и - главное - быть благодарным объектом любви. Он как котик. Смысл котиков ведь не в том, что они полезные - мышей в городских квартирах обычно нет. Смысл котиков в том, чтобы их любили - несмотря (а скорее благодаря) на их проказы и царапины.

Говоря о внутреннем ребёнке, на ум сразу приходит отличная, очень наглядная концепция Эрика Берна о трёх эго-состояниях. Небольшая выдержка из Википедии:
"Эго-состояние Родителя (Р) содержит установки и поведение, перенятые извне, в первую очередь — от родителей. Внешне они часто выражаются в предубеждениях, критическом и заботливом поведении по отношению к другим. Внутренне — переживаются как старые родительские назидания, которые продолжают влиять на нашего внутреннего Ребёнка.
Эго-состояние Взрослого (В) не зависит от возраста личности. Оно ориентировано на восприятие текущей реальности и на получение объективной информации. Оно является организованным, хорошо приспособленным, находчивым и действует, изучая реальность, оценивая свои возможности и спокойно рассчитывая.
Эго-состояние Ребёнка (Ре) содержит все побуждения, которые возникают у ребёнка естественным образом. Оно также содержит запись ранних детских переживаний, реакций и позиций в отношении себя и других. Оно выражается как «старое» (архаическое) поведение детства. Эго-состояние Ребёнка отвечает также за творческие проявления личности.
Когда мы действуем, чувствуем, думаем подобно тому, как это делали наши родители, — мы находимся в эго-состоянии Родителя. Когда мы имеем дело с текущей реальностью, накоплением фактов, их объективной оценкой — мы находимся в эго-состоянии Взрослого. Когда мы чувствуем и ведём себя подобно тому, как мы делали это в детстве, — мы находимся в эго-состоянии Ребёнка.
В каждый момент времени каждый из нас находится в одном из этих трёх эго-состояний."

Если немного углубиться в его концепцию, то окажется, что Ребёнок может быть в трёх формах: Свободный, Приспособившийся (к родительскому давлению) и Бунтующий (против Родителей, разумеется). И совсем сложно оказывается, если предположить, что эти все эти эгосостояния в виде отдельных субличностей взаимодействуют друг с другом в рамках одного человека. Все внутренние конфликты - это противоречия между побудительными мотивами различных эгосостояний. С этой точки зрения взаимодействия Малыша и Карлсона - это контакт Приспособившегося Ребёнка и Ребёнка Бунтующего. Второй помогает первому, находя пути реализации своих желаний, которые заблокированы внутренним Родителем (совестью), но обойти которого можно. Когда становится совсем плохо от невозможности реализовывать желаемое, появляется Карлсон и помогает выпустить пар. Конечно, это не осуществляет главного желания (обретение щенка), но даже на животных видно, что в отсутствии возможности реализовать непосредственное побуждение, они переключаются на любое иное действие и через это как бы выпускают пар энергии желания. Нет щенка - так хоть машину паровую запущу...

Внутренний родитель, кстати, тоже бывает немного разный - критикующий и заботливый. Обрести собаку для Малыша - это заменить своего Внутреннего Родителя с Критикующего на Заботливого... И через это получить куда более гармоничный, зрелый внутренний мир и стать, таким образом, гораздо более счастливым человеком.

Многие взрослые вовсе забывают о том - какого это быть ребёнком и быть на детской, дурашливой волне. Очень может быть, у таких людей будет туго с юмором, сексом и даже в определении собственных желаний. Это невротики. Есть люди, которые не могут унять своего Внутреннего Ребёнка, кто не может своим внутренним Родителем сказать своему Ребёнку "стоп". Это психопаты и психотики. Есть те, кто ладит с собой, находится со своим Внутренним Ребёнком в симбиотических, а не конфликтных отношениях. Это здоровые люди, психологически зрелые или на пути к зрелости. Проиллюстрирую это примером...

Карлсон не боится быть нелепым и смешным, но он не потерпит, чтобы над ним смеялись. Он рассчитывает встретить любовь, такт и поддержку всем его начинаниям, он хочет доверия и принятия - "а иначе я не играю". Хорошо это передал Рей Бредбери: "Я никогда не слушаю никого, кто критикует мои космические путешествия, мои аттракционы или моих горилл. Когда это происходит, я просто упаковываю моих динозавров и выхожу из комнаты." Очень по-детски звучит, правда? Так и нужно.

Я тоже хочу как Карлсон - хотя бы время от времени. Когда для этого есть условия, когда я окружён теми, кто принимает меня таким. Когда важные дела сделаны или могут подождать. Я знаю, когда это уместно. Мне нужен мой Карлсон для того, чтобы уметь наслаждаться настоящим, а не рефлексировать над прошлым или выстраивать будущее. Ведь только дети - причём беспечные, в режиме эго-состояния "Свободный Ребёнок" - могут жить здесь и сейчас. Взрослые так не могут. Поэтому, чтобы не было так грустно, надо иногда снова становиться детьми. К сожалению, для многих людей это возможно только в состоянии алкогольного опьянения...

Ну довольно психологии, давайте посмотрим на социо-культурный аспект этого произведения... Карлсон в СССР был куда популярные, чем в других странах - возможно, даже чем в самой Швеции (я слышал даже, что там этого персонажа откровенно не любят). После мультфильма Бориса Степанцева 1968-ого года он вообще стал героем анекдотов (чаще похабных) - а это уже совсем надёжный показатель народной любви и признания! На Западе из произведений Астрид Линдгрен наиболее популярной была повесть Пеппи Длинныйчулок - супердевочки, которая невероятно сильна физически и сказочно богата. Поэтому никто не может заставить Пеппи делать то, чего она не хочет! А у нас - Карлсон с Малышом... История об одиночестве, протесте против правил и желании любить, чтобы перестать быть самым младшим... Символично, не правда ли? Сама Линдгрен потом неоднократно говорила, что «А ведь в Карлсоне есть что-то русское»... Конечно есть.

Предлагаемый вашему вниманию спектакль поставили в 1958 году - спустя всего лишь три года после того, как Линдгрен написала оригинал, задолго до того, как она написала продолжение в 1962 году. Спектакль, на мой взгляд, совершенно шедеврален - подбор голосов, режиссура... А музыка! Композитор - мой земляк Эдисон Денисов, крупный композитор 20-ого века. Вот как делали детские спектакли, чёрт подери... Да, были люди в наше время, Не то, что нынешнее племя... Когда заиграла печальная часть перед прилётом Карлсона (на 5.30) вообще подумал про Шостаковича, потому как вспомнил пронзительную третью часть пятой симфонии - похожий стиль, похожие обороты... К сожалению, отдельно это музыкальное произведение найти не удалось - есть "Сказки с оркестром" от телеканала "Культура", но там на фоне прекрасной музыки мачо-актёр Пореченков зачитывает отрывки из книги и это всё портит.

В спектакле сделаны верные акценты - он несколько более пронзительно-трагичен в сравнении с изначальным текстом, и от того он ещё выразительнее. У меня была заметка "воспитание трагедией и советские спектакли" - https://vk.com/borismedinskiy?w=wall-143379767_597, к которой прикреплены ещё несколько замечательных спектаклей. И вот ещё: https://vk.com/borismedinskiy?w=wall-143379767_1556


Астрид Линдгрен «Малыш и Карлсон, который живёт на крыше».


Перевод — Ольга Москвичёва. Инсценировка — Ольга Москвичёва. Режиссёры (радио) — Николай Литвинов, Наталья Львова. Композитор — Эдисон Денисов. Главные роли - Маргарита Корабейникова (Малыш) и Николай Литвинов (Карлсон и рассказчик). Постановка 1958 года.

P.S. Скорее как некий курьёз - статья о политической подоплёке повести Линдгрен: https://cyberleninka.ru/article/n/karlson-kotoryy-zhi..

Б. Мединский

17.06.2021


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic