borismedinskiy

О страдании, часть 1

Неизбежность страдания


В огне страданий мир горит.

Кто понял это как мудрец,

Тот, отвратив от жизни взор,

Путь к просветлению обрёл.

(Густав Майринк)

Болезнь — врач, которого мы слушаемся более всего: доброте и знанию мы умеем только обещать; страданию мы повинуемся.

(Марсель Пруст)

Люблю рассуждать о страдании и прочих мрачных вещах... В этом отношении я не "позитивный", а "негативный" психолог. Если меня спросить о том, согласен ли я с известным постулатом "жизнь - боль", то я отвечу "разумеется, а как же иначе?" Жизнь действительно боль - в том числе боль. Боль неизбежна, боль была и будет, с боли началось наше существование и, скорее всего, ею же и закончится. Боль и страдание лежат вовне нас и внутри нас: больно жить, больно думать, больно быть. Боль возникла с появлением нервной системы и, в некоторой степени, сама функция нервной системы как раз и заключалась в том, чтобы чувствовать боль и соответствующе реагировать. Впрочем, уже одноклеточные инфузории ползут туда, где вкусно и уползают оттуда, где больно, поэтому боль и удовольствие (как стимулы внешней среды, на которые можно активно реагировать) появились в мире ещё до появления нервной системы. Простейшие формы жизни подсказывают нам, что алгоритм жизни в своей основе ни что иное, как эдакий двоичный код, в котором единица будет обозначать удовольствие, а нолик - боль.

Боль бывает всякая. Есть животная боль слепого червя, который рефлекторно съёживается от укола. А есть душевная боль, доступная только нам, разумным существам. Возможно, что сейчас мои слова о неизбежности боли вызовут у вас, мой читатель, эту самую душевную боль, тоскливое неуютное чувство собственной уязвимости и смертности. Я прошу прощения за это. Это чувство недоступно червю. Наше отличие от него в том числе и в способности ощущать несравненно более изощрённое, тонкое и глубокое страдание. Мы живём не по двоичному коду инфузории, наши душевные алгоритмы несравненно сложнее и, если вы, мой читатель, боитесь боли, то у меня для вас плохие новости - нолики боли будут россыпями рассеяны в каждой программе вашей психики и при желании их можно легко обнаружить... Прислушайтесь к мелодии бытия - и вы различите нотки боли в этой симфонии. И как только вы их различите, так они начнут резать ваш слух всё сильнее и сильнее - благо боль всегда усиливается, если начинать про неё думать. Это свойство касается не только и не столько боли физической, это в гораздо большей степени относится к душевному страданию, к так называемой "психологической боли". К этим двум видам страдания я прибавил бы ещё и третье: экзистенциальную боль, которая сигналит нам о том, что у нас недостаточно целей и задач... Слабая её форма проявляется в банальной скуке, а острая - в сосущем ощущении пустоты и бессмысленности, переходящее в отчаянье. Впрочем, об этом поговорим в другой раз.

Страдание появляется не только в момент горя или болезни, страдание начинает жить в нас даже при одной мысли о страдании. Предвкушение радости порождает радость, ожидание страдания порождает страдание - и это не радостная новость в свете того факта, что страдание неизбежно. А если вспомнить, что наслаждение притупляется от пресыщения, а страдание - это та приправа бытия, которая не теряет своей остроты, то становится совсем грустно...

Грустно? Да нет, нормально. Я не уподобляюсь древнегреческим философам вроде гедонистов и киников, которые видели смысл жизни в обретении счастья, а счастье у них было напрямую зависимым от наличия наслаждения (гедонисты) или отсутствии страдания (киники и позже стоики). Не стоит так упрощать как саму жизнь, так и феномен страдания, придавая ему исключительно негативную коннотацию, а то ведь можно додуматься до бог знает чего... Например, один из гедонистов, Гегесий, пришёл к заключению, что удовольствия непостоянны и труднодоступны, что в жизни страданий всегда больше, чем удовольствий, а потому счастье недостижимо в принципе - соответственно, жизнь лишена смысла. Исходя из этих заключений, Гегесий проповедовал прекращать страдания посредством самоубийства. На примере Гегесия, справедливо получившего прозвище «подстрекатель к смерти», можно сделать общий вывод о том, что концепция гедонизма несколько обесценивает жизнь.

"А что предложите вы, Борис Александрович, раз вас древние греки не устраивают?" Ну, про смысл жизни я статью отдельную написал и ещё напишу, а вот про страдание я бы так сказал - не простая это вещь, сложная и неоднозначная. Мы привыкли к тому, что холестерин вреден, что от него бляшки в сосудах и инфаркт, но позвольте - холестерин при том является жизненно необходимым веществом, которое наш организм получает не только с едой, но и вырабатывает самостоятельно. Мы привыкли, что эмоции разделяются на положительные и отрицательные. Положительные мы культивируем, а отрицательные стремимся игнорировать. Американцы (а мы все сейчас немного американцы!) научили нас, что мы должны быть положительные и оптимистичные - иначе мы отпугнём успех. Мы отмахиваемся от мрачных мыслей, мы не можем оставаться наедине с собой, мы бежим от грусти, мы боимся страдания. В замечательном мультфильме "Головоломка" справедливо было показано, как старательно отодвигают эмоцию печали от пульта управления, чтобы героиня не страдала - и к какой внутренней катастрофе это приводит. Впрочем, спасение в конце концов было найдено печалью. Кстати! Древние греки меня устраивают во многом полностью устраивают! К примеру, именно они разделили искусство на высокий и низкий жанры... Высокое искусство - это трагедия, вызывающие в зрителях соСТРАДАНИЕ и очищающий душу катарсис, весёлая комедия считалась низким искусством. В этом разделении что-то есть: в самых глубоких произведениях искусства всегда есть мощная составляющая драмы и трагедии.

Я бы вообще из палитры человеческих эмоций и чувств НИЧЕГО не стал бы относить ни к однозначно положительным, ни однозначно отрицательным явлениям - в самых тяжёлых, самых неприятных переживаниях при определённых обстоятельствах можно найти нечто полезное. Страх? Помогает сохранить жизнь, заставляет быть осторожным и удерживает от глупостей. Стыд? Не даёт насладиться результатом плохого поступка. Лень? Удерживает от бессмысленной затраты сил. Гнев? Придаёт энергии и решительности. Скука? Расширяет горизонты, обращает внимание на мелочи. Печаль? Способствует глубокому осмыслению. Волнение? Мобилизирует. И так далее. Параллельно можно назвать ряд положительных эмоций, в которых есть тёмная сторона и ещё какая. Радость? Делает легкомысленным и притупляет осторожность. Любовь? Заставляет страдать. Любопытство? Доводит до беды... В конечном счёте, нет плохих или хороших эмоций, все эмоции были выработаны за миллионы лет биологической эволюции и служили одной цели - выживания в условиях дикой природы. Эмоции управляют поведением животных кнутом и пряником, но кнут не хуже пряника, он в той же степени способствует выживанию и продлению рода, как и пряник. Кнут негативных эмоций превращается в деструктивное явление тогда и только тогда, когда организм не может следовать его указаниям - т.е. когда он загнан в угол, в условиях выученной беспомощности, что в естественных условиях бывает достаточно редко... Другое дело, что человек живёт не в естественных, а в искусственных условиях культуры и в этих условиях ситуаций тупика (часто только кажущегося тупика, по счастью) может возникать значительно больше.

В условиях человеческого социума невозможно следовать своим эмоциям напрямую, а потому желания и страдания человека принципиально отличается от животных. В нашем человеческом бытии практически нет чистых вкусов, цветов и чувств, всегда присутствует смешение... И только из этого смешения разных компонентов рождаются подлинно сложные, глубокие переживания. В самых прекрасных мыслях и чувствах всегда присутствует страдание как совершенно необходимый элемент. Мы растим цветок и страдаем при его увядании. Мы наслаждаемся произведением искусства только тогда, когда оно до глубины души, до БОЛИ зацепит нас. Мы любим ребёнка и страдаем от того, что он должен будет покинуть нас. Мы становимся мудры только пройдя через страдание и усвоив его уроки. Кстати, только тогда мы и перестаём страдать.

Бояться страдания - это бояться своих желаний, ведь они неразрывны друг с другом, как утверждал Будда. Найти своё истинное желание (найти свой личный смысл) можно лишь в том случае, если в нас есть мужество взглянуть страданию в глаза, заглянуть в глаза Бездны и позволить Бездне всмотреться в нас самих. Только тогда мы увидим, что в этой Бездне есть не только страдание... В Бездне бытия звучит симфония, созданная нашим сосуществованием с миром. Порой бывает тяжело вслушиваться в неё, но она того стоит.


Б. Мединский

14.09.19, 18.09.19, 25.11.19

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic