borismedinskiy

Category:

Пол, гендер и половые различия

Женщина в эпоху постпатриархата. Пол, гендер, общество

Часть 2: Пол, гендер и половые различия

Трудно найти область человеческого знания, которая бы была в той же степени подвержена воздействию стереотипов и предрассудков, чем гендерные и половые особенности. Сразу надо внести ясность с терминами: пол – понятие биологическое, гендер – психологическое. Разделение это было сделано совсем недавно - во второй половине 20 века, во время т.н. второй волны феминизма. В 1949 году французский философ Симона де Бовуар в своей фундаментальной работе "Второй пол" провозглашает, что "Женщиной не рождаются, ею становятся" и, по сути, именно там было детально и аргументированно разобран феномен гендера как социального явления, хоть и без использования самого термина. Ввёл понятие гендера американский сексолог Джон Мани в 1955 году, который пошёл ещё дальше и заявил, что ребёнок рождается "гендерно нейтральным", полностью разделив, таким образом, биологический пол и пол психологический, т.е. гендер. 

Дебаты и споры вокруг правомерности такого разделения не утихают и, наверное, не смогут утихнуть в ближайшее время по той причине, что нет общепринятой концепции о природе человека. Все как бы согласны с тем, что человек имеет биологическую природу: он рождается исключительно биологическим существом с врождёнными умениями плакать, улыбаться и фиксировать взгляд на лицах других людей. Поведение младенца не разумнее поведения любого другого детёныша, но по ходу своего развития ребёнок обретает всё больше социального начала. Он приобретает способности к членораздельной речи и вытекающую из этого способность к мышлению, целеполаганию и осмысленной деятельности, он развивает волевые качества и начинает владеть эмоциями, в то время как раньше они безраздельно владели им. Его биологическое начало не исчезает и не может исчезнуть, но оно начинает несколько преобразовывается всё более развивающимся социальным, или, говоря более простым языком, человеческим началом. Именно социальное начало, которое развивается в нас в ходе взаимодействия с социумом, и делает нас людьми, разумными существами. Биологическое и социальное в нас иногда вступают в противоречие, но в то же время не стоит считать, что на полях нашей души идёт вечный бой между биологическими потребностями и соображениями высшего толка – в человеке, как и в любой другой динамической открытой системе, есть стремление к равновесию. А потому оба этих начала стремятся найти точку компромисса, точку равновесия, находясь на которой можно избегать внутренних конфликтов и напряжения. 

Так в чём же нет согласия среди психологов и философов? Нет согласия в том, где будет лежать эта самая точка равновесия, в какую сторону будет перевес – в сторону биологии или в сторону сознания? Кроме того, у каждого философа и психолога есть личные симпатии и убеждения. Кто-то ещё со времён Руссо сочувствует природному (т.е. биологическому) началу и потому против диктата социального начала в отдельном человеке в частности, а так-же часто против всего социума в целом. Исходя, что биологическое является фундаментом для социального (чтобы человек был разумным, он сначала должен быть просто живым, не правда ли?), то их точку зрения можно легко понять. Кто-то же напротив – указывает на то, что суть человека в вечном становлении и развитии, и что отличительной чертой человека является разум и созданная человечеством цивилизация, которая также находится в становлении и развитии. И с этим тоже трудно не согласиться... Получается, практически любой вопрос психологии должен изначально исходить из того, считаем ли мы человека в большей степени дитём природы или производной от социума? В зависимости от нашего ответа на этот "основной вопрос психологии" будут выстроены все наши дальнейшие рассуждения о человеке.

 Мне сразу на ум приходит аналогия с основным вопросом философии о том, что первично: дух или метрия? К счастью или к сожалению, но аналогия эта достаточно приблизительная в силу того, что в психологии нет дихотомии или-или: психолог, в отличие от философа, может искать компромиссы и занимать срединную точку между этими полюсами, не примыкая ни к стану «биологизаторов», ни к стану «социологизаторов». Философ не имеет такой роскоши – он должен определиться с тем, идеалист он или материалист. Но вернёмся к вопросам пола и гендера.


Для ортодоксального «биологизатора» пол и гендер практически не различимы. Как говорил Фрейд, «биология – это судьба», а потому пропасть между психикой мужчин и женщин ровно такая же широкая, как и их анатомическое различие, т.к. зависимость наших психических особенностей от нашей биологии, от нашего тела практически абсолютна. 

У противоположного лагеря крайних "социологизаторов" гендер и пол не связаны практически никак, т.е. они уверены, что гендерная самоидентификация целиком обусловлена социумом, а не биологическим полом — в настоящее время этот подход называется «квир-теорией». В пользу этого тоже есть немало свидетельств - в первую очередь, сравнение разных культур, в которых представления о мужественности и женственности могут быть совершенно разными. Человечество знало патриархат и условный матриархат, многожёнство и многомужество; существуют культуры, в которых с древнейших времён существуют более двух гендеров. Есть люди-транссексуалы (т.е. люди, имеющие гендерную самоидентичность противоположную их биологическому полу) и от этого феномена тоже нельзя отмахнуться... 

Долгое время хрестоматийным примером в пользу социального обусловливания гендера и половой самоидентификации был случай Брюса Рэймонда - сейчас же он стал хрестоматийным примером уже обратного утверждения. Упомянутый автор термина "гендер" Джон Мани посоветовал семье мальчика, которому в младенчестве из-за врачебной ошибки необратимо повредили пенис, окончательно удалить ему половые органы и воспитывать как девочку. Подробности этой истории вы, дорогие читатели, сможете найти сами, я расскажу лишь самую суть: в отчётах Мани, который курировал этот эксперимент, всё было представлено таким образом, что да - ребёнок рождается гендерно-нейтральным и его как психосексуальное, так и гендерно-ролевое поведение обуславливается исключительно социальным окружением, а потому ребёнок ведёт себя исключительно по-девичьи. В действительности же девочку из искалеченного мальчика сделать так и не удалось - Брэнда (так стали звать Брюса) Рэймер не принимала женские социальные роли, хоть ни она сама, ни окружающие ничего не знали о том, что родилась она мальчиком. Джон Мани откровенно лгал и искажал факты в своих отчётах для того, чтобы обосновывать свою концепцию о гендерной нейтральности детей - очевидно, что собственные теории были для него важнее истины, что, конечно, для учёного позорно и непростительно. 

Брэнда узнала правду в 15 лет, после чего сразу же стала придерживаться мужской линии поведения и прекратила принимать женские гормоны. Так Брэнда стала Дэвидом Рэймером и совместно с доктором Мидлтоном Даймондом он дал правдивые показания о своём детстве. Мани впоследствии просто отказывался комментировать собственные отчёты и статьи по этому делу.

Дэвид Рэймер
Дэвид Рэймер
Джон Мани
Джон Мани


Этот случай показывает, что ребёнок не является гендерно нейтральным, но в то же время его нельзя считать доказательством обратного утверждения об исключительно врождённых особенностях гендерных ролей и гендерного самоопределения! Почему? В первую очередь потому, что единичный, хоть и такой яркий случай не может быть распространён на всё человечество. Люди разнообразны и при анализе большой выборки людей мы не увидим резких переходов, только полутона. Есть ярко выраженные мальчики, которые уже к первому году выбирают из предложенных игрушек пистолеты и машинки, есть ярко выраженные девочки, выбирающие кукол, но есть так же множество гендерно нейтральных игрушек - это, например, игрушки в виде животных, пластилин, некоторые конструкторы, мягкие игрушки, а так-же детские книги. И есть множество детей, которые предпочитают именно такие игрушки. Возможно (я только предполагаю, но не знаю наверняка), что если бы Брюс был бы ребёнком такого типа, то ему было бы проще адаптироваться к навязываемой гендерной роли, но в случае это было не так, он был по своей природе ярко выраженный мальчик и эту природу не смогла изменить даже кастрация, гормонотерапия и активно навязываемая гендерная роль. Если бы у нас была бы выборка в, к примеру, в 1000 таких вот несчастных искалеченных мальчиков, то тогда мы могли бы высчитать примерную статистическую вероятность успешной адаптированности к навязываемой гендерной роли. Моё мнение - скорее всего, этот процент был бы не очень велик, т.е. случай Рэймера был бы достаточно типичен. Я так думаю на основании, что при предоставлении выбора между условно маскулинными, феминными и нейтральными игрушками большинство детей выбирают игрушки своего гендера.

В споре психологов о человеческой природе и о том, какое начало - социальное или биологическое - в ней превалирует, я не занял бы однозначной позиции. Человек рождается и изначально он - только биологический объект. Разумеется, на ранних этапах своего развития биологическое начало будет довлеть и если в силу каких-либо отклонений (глубокая олигофрения, например) или обстоятельств (дети-маугли) человек не может развиваться психически, то он так и останется во власти одной только биологии. Но по ходу развития человек становится во всё большей мере личностью, а не особью. Зрелая личность - это человек с однозначным доминированием социального, разумного начала, одновременно с этим не имеющий выраженного конфликта между социальным и биологическим, между сознательным и подсознательным. Поэтому я бы представил такую картину: изначально доминирует биология, но её доля постоянно уменьшается по ходу развития личности, в то время как значение социального окружения, значимость взаимодействия с социумом постоянно растёт. Так же надо иметь в виду, что биология биологии рознь - люди имеют разные темпераменты, разные биологические параметры, разную энергичность, разный уровень общих и специальных способностей и т.д. А это приводит к тому, что люди даже в совершенно схожих обстоятельствах будут развиваться по разному, с разной скоростью, непохожими друг на друга. Исходя из этого я и могу утверждать, что единственное надёжное всеобщее правило психологии - это правило о том, что всё индивидуально. 

Так же можно предположить, что мы, имея разные задатки, различия индивидуальные и половые, действительно очень разные на тех стадиях развития, когда биологическое начало доминирует в нас, но при наличии условий для развития и по мере приближения к психологической зрелости мы становимся в какой-то степени всё более и более похожи друг на друга, хотя на деле не теряем, а развиваем и воспитываем свои индивидуальные черты. Я неоднократно писал о том, что такое зрелая личность, но напомню её основные критерии: реализация в социальной сфере (быть на своём месте и делать своё дело), реализация в личной жизни (иметь подлинно близкие отношения, свободные от манипуляций, обмана и самообмана) и отказ от эгоцентризма (способность ощутить себя как часть чего-то целого). Мне вспоминаются слова Толстого о том, что все счастливые семьи похожи друг на друга («счастливы одинаково», если точнее), а все несчастные несчастливы по-своему. Можно поспорить с этим утверждением, но действительно – я думаю, что все личностно зрелые люди имеют ряд схожих черт в силу соблюдения вышеназванных условий, а потому да – все счастливые люди в какой-то степени счастливы одинаково. Мы от рождения можем быть в довольно большой степени детерминированы своей биологией, но по ходу развития нашего сознания мы становимся всё более способны к преодолению изначальных различий, становимся похожими, как счастливые семьи Толстого. Действительно - если представить себе общество, в котором будут преимущественно одни мудрецы, то оно может показаться на редкость однообразным: в нём не будет преступников и тюрем, банков и судов, все будут способны договориться и каждый будет на своём месте. Конфликты и противоречия в этом обществе будут существовать, но разрешаться они будут относительно легко, без манипуляций, обмана и насилия. В нём будет напрочь отсутствовать дискриминация, что означает только одно - это будет бесклассовое общество равных людей, заинтересованное в личностном развитии каждого своего члена. У мудрости нет пола, сословия и класса. Забегая вперёд скажу, что только в этом случае (в случае построения бесклассового общества) можно достичь подлинного равноправия, в том числе равноправия и по половому признаку, но об этом позже. Конечно, не все со мной согласятся, ведь это так однообразно, скучно и как-то закомплексовано: никаких тебе сводок криминальных новостей, предвыборных дебатов, оскорблённых чувств верующих, борьбы за права женщин, головокружительных историй успеха, яркой рекламы и террористической угрозы. Тоска зелёная, не правда ли?..

Итак, биология - это, можно сказать, то, что закладывает в нас изначальную непохожесть друг на друга. На этом стоит вся так называемая эволюционная психология. Разницу полов она объясняет тем, что мужчины и женщины на протяжении многих десятков тысяч лет вели разный образ жизни. Мужчины занимались охотой, женщины - собирательством и детьми. Дескать, эти принципиально разные занятия и сделали нас такими разными. Судите сами: нейропсихиатр Луэнн Бризендайн утверждает, что в среднем мужчина говорит 7000 слов в день, а женщина - 20000 - практически в 3 раза больше! Правда, на этот счёт есть и другие мнения и исследования (впрочем, к каждому из них можно придраться), но данные Бризендайн отлично коррелирует с практически всемирным (т.е. встречающимся в практически всех культурах) стереотипом о том, что женщины болтливы в большей степени, чем мужчины. И эволюционные психологи находят этому простое объяснение: дескать, мужикам на охоте не до болтовни, они должны быть тихими и понимать друг друга с полуслова, в то время как собирательство никак не мешает общению. Это так-же объясняет и то, что мужчины предпочитают объединяться в группы ради выполнения задачи, в то время как женщины видят в группе подружек самоценность. Это тоже неспроста: охота осуществляется только в кооперации, а собирательство - задача, посильная и для одного человека, которому группа нужна уже не для выполнения самой задачи, а ради неё самой. Группа действительно имеет самоценность - это общение и безопасность, поэтому естественный отбор благоволил бы к компанейским женщинам каменного века, а не к угрюмым одиночкам. Так же есть те, кто утверждает, что у женщин лучше, чем у мужчин, развита мелкая моторика и связывают это с женской говорливостью, ведь зона коры головного мозга, отвечающая за работу кистей рук, напрямую граничит с зоной речи.

Далее - нередко можно встретить утверждение, что женщины умеют фокусировать внимание на нескольких задачах сразу, в то время, как мальчики более ригидные, им проще делать что-то одно и не отвлекаться на постороннее дела. Я вспоминаю, как ещё в детстве получил иллюстрацию к этому положению в русской народной сказке "Федул и Маланья", в которой муж решил на день поменяться местами с женой и что из этого получилось. Эволюционные психологи и тут нам объясняют, что собирательство требует умения быстро переключать внимание, ведь и корешок выкапывать, и за ребёнком смотреть, и искать глазами новые точки сбора, и говорить что-либо соплеменнице неподалёку надо в одно и тоже время, в то время как мужчины на охоте должны всецело фокусироваться только на одном виде деятельности. Надо сказать, что это положение о различии полов находит даже анатомическое подтверждение: полушарии мозга у женщины работают значительно более слаженно, чем у мужчины - возможно, что благодаря несколько более развитому мозолистому телу, связывающему полушария.


Следующее утверждение о разнице в способностях - пространственное мышление и ориентирование на местности у мужчин развито лучше и это факт. С точки зрения рода деятельности всё тут ясно: охотникам умение ориентироваться на местности жизненно необходимо, в то время как собирательницам в этом особой необходимости нет. Люди, которые хоть немного понимают теорию эволюции резонно заметят, что в естественном отборе полезные комбинации генов будут наследовать оба пола и если людям в целом было необходимо умение ориентирования, то им могли бы владеть бы и мужчины и женщины в совершенно равной степени. Это утверждение ставит крест на всех рассуждениях эволюционных психологов о том, как разная деятельность сделала нас, мужчин и женщин, такими разными. Разная деятельность действительно делает нас разными, но это происходит в процессе онтогенеза (индивидуального развития организма), а не филогенеза (развитие вида в целом). Учитывая необыкновенную пластичность и изменчивость мозга, то можно львиную долю наших как половых, так и индивидуальных различий объяснить тем, что мы осуществляем разные виды деятельности: ну например, девочек с детства учат шить, что и развивает им мелкую моторику. Однако эволюционная психология может ответить на подобную аргументацию утверждением, что способности могут быть обусловлены не генами, а гормонами. Их влияние действительно есть и оно было неоднократно доказано различными исследованиями. Например, университетом Чикаго было доказано положительное влияние мужского полового гормона на способность к пространственному ориентированию. Кроме людей, было взято около десятка различных видов животных и везде исследования показали прямую связь гормонов и пространственного ориентирования - самцы лучше справляются с заданием, чем самки. Также было выяснено отрицательное влияние женского полового гормона эстрогена на ориентирование, а так же и на память. Из своей педагогической практики могу поделиться следующим наблюдением: девочки младшего школьного возраста в среднем сообразительнее, аккуратнее и комфортнее мальчиков, но в период полового созревания учебные показатели нередко (хоть и не всегда) могут значительно снижаться - ухудшается память, появляется несвойственная раньше мечтательность и отстранённость, интересы и вкусы могут существенно смениться в сторону "розовой ванили" - т.е. легкомысленные, подчёркнуто женственные и ориентированные на внешний эффект интересы, сосредоточенные вокруг межличностных отношений. Я ни в коем случае не хочу обидеть женщин вообще и блондинок в частности, но стереотип о недалёких блондинках гипотетически может как-то коррелировать с тем фактом, что уровень эстрогена у них в среднем выше, чем у брюнеток. Распространённый стереотип о том, что у женщин хуже развиты математические способности также может быть отчасти объяснён действием эстрогена в период полового созревания - юноши старших классов в среднем действительно несколько лучше справляются с математическими задачами, чем их сверстницы. В начальной же школе ситуация обратная - девочки лучше считают и быстрее осваивают материал. Так же гормонами, а точнее, гормональным фоном во время внутриутробного развития, можно объяснить отличия мальчиков от девочек в младенчестве, т.е. в том возрасте, когда отличия не могут быть объяснены различной деятельностью и влиянием социума: девочки с самого рождения активнее следят за лицами окружающих людей и в большей в сравнении с мальчиками степени стремятся к взаимодействию с окружающими. Возможно, что именно поэтому у девочек в среднем гораздо меньше проблем с дисциплиной начиная с самого младшего возраста, да и в более зрелом возрасте женщины гораздо законопослушнее мужчин - на долю последних приходится львиная доля всех преступлений. Разные источники называют разные цифры, но везде они велики, больше двух третей - от 72 до 90% всех преступлений совершается мужчинами. Разумеется, я далёк от того, чтобы объяснить такую разницу исключительно работой гормонов, здесь надо рассматривать комплексно и с учётом множества факторов, но всё же нельзя игнорировать и такие, чисто биологические факторы. Мозг мальчика уже в утробе матери развивается иначе, чем у девочки в силу того, что само развитие плода по мужскому или женскому типу будет продиктовано различным гормональным фоном. Быть может, что упомянутый случай Рэймера может быть объяснён тем, что хоть ребёнок и подвергался терапии женскими гормонами, но его мозг уже имел "мужское строение" с выраженными центрами вроде укрупнённой амигдалы (миндалевидное тело), которая у мужчин иначе реагирует на вызовы и стресс, чем у женщин. Считается, что у мужчин амигдала устроена таким образом, что поощряет рискованное, азартное и конкурентное поведение.

В целом, на данный момент различными исследованиями и их метаанализом выявлены и стали признанными следующие качества, которые ненамного более выражены у мужчин: математические способности, пространственное ориентирование и агрессивность. Различия эти значительно слабее, чем их представление о них согласно общественным стереотипам - т.е. мужчины и женщины схожи в гораздо большей степени, чем различаются. Действительно заметно отличающимся качеством можно считать лишь среднее квадратическое отклонение, т.е. отклонение от средних чисел у мальчиков и мужчин. Мужской пол даёт больше представителей с очень низким или очень высоким интеллектом, чем женщины, т.е. демонстрирует больше отклонений как в минус, так и в плюс. Думаю, что это можно объяснить только тем, что, как я писал в первой части, мужской пол находится на острие эволюции, он является полем для экспериментов. Женский пол - хранитель и, как с горечью отметила Симона де Бовуар, заложник вида, природа не может рисковать им, но мужской пол может позволить себе такую роскошь, как риск.
Завершить эту часть я хочу сообщением о давно доказанном факте: индивидуальные различия целиком и полностью перекрывают наши половые различия. Этот факт должен напоминать нам о том, что крайне опрометчиво судить о человеке по его половой (или национальной, или расовой) принадлежности и приписывать ему качества, которые нам нашёптывает стереотип. Индивидуальный подход и индивидуальное отношение требует определённого усилия, но только так мы сможем приблизиться к тому, чтобы увидеть друг друга такими, какими являемся на самом деле... Так же факт о преобладании индивидуальных особенностей над половыми даёт нам основание не особо доверять тезисам эволюционной психологии, которые, конечно, кажутся мне и занимательными, и остроумными, и даже в какой-то степени аргументированными.

Борис Мединский
Январь - март 2019

Обратите внимание на эту картинку. Она достаточно типичная и потому совершенно стереотипна: по ней сразу видно, что мужчина и женщина устроены настолько по разному, что прям ничего общего нет и быть не может. У неё спиральки, у него шестерёночки. Разные миры, разное мышление, конечно! Впрочем, мы, люди, действительно устроены таким образом, что замечаем в первую очередь именно отличия. Находить сходство действительно гораздо труднее, чем разницу - и это характерно для обеих полов.
Обратите внимание на эту картинку. Она достаточно типичная и потому совершенно стереотипна: по ней сразу видно, что мужчина и женщина устроены настолько по разному, что прям ничего общего нет и быть не может. У неё спиральки, у него шестерёночки. Разные миры, разное мышление, конечно! Впрочем, мы, люди, действительно устроены таким образом, что замечаем в первую очередь именно отличия. Находить сходство действительно гораздо труднее, чем разницу - и это характерно для обеих полов.


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic