borismedinskiy

Categories:

"Настоящий" мужчина

"Настоящий мужчина" - под этим термином подразумевают человека, который берёт на себя ответственность за себя и за других (за свою женщину, он для неё опора и защита), умеет материально обеспечить себя и других (в первую очередь свою женщину и своих детей) и ведёт себя по-рыцарски. Даст обидчику в морду, сдержан в эмоциях, умеет смотреть сквозь пальцы на женские капризы и слабости, щедр, умеет решать проблемы. "Настоящий мужчина" не имеет права быть слабаком, дураком или бедняком - он обязан быть успешным. 

Да, действительно - попадающих под все эти критерии людей исчезающе мало - хотя бы потому, что очень немногие имеют возможность зарабатывать столько, чтобы содержать себя и всю свою семью. Женщины в современном мире ходят на работу так же, как и мужчины и могут быть совершенно финансово независимы от них - в какой то степени это вынужденная привилегия, т.е. женщины теперь вынуждены ходить на работу, как и мужчины. Описанный типаж "настоящего мужчины" в нынешних условиях почти невозможен ещё и по той причине, что сейчас очень непропорциональны соотношения прав и обязанностей - "настоящий мужчина" только обязан и должен, но про то, какими он обладает правами (в первую очередь юридическими, разумеется) не говорится нигде. Эпоха постпатриархата породила легион мужчин-невротиков, которые имеют идеальное представление о том, какими они должны быть, но не имеют никаких возможностей этому соответствовать. Они глубоко страдают и нередко склонны к психосоматике. Как раз про таких есть стихотворение, которое будет тут уместно:

Мужчины не плачут? - Неправда. Мужчины от слёз погибают, На муки бесслёзного ада Герои себя обрекают. "Нельзя!" - когда небо с овчинку. "Нельзя!" - когда друг умирает. "Нельзя, потерпи, ты-мужчина!" Мужчины безмолвно страдают - Желудочным язвенным соком, Заложенным носом, сердцами, Себя разрушая до срока, Рыдают сухими глазами. Заброшены мудрые книги. Забыты былые преданья И мифы. Запреты вериги Легли на мужские рыданья. Напрасен запрет! Обречённый Богами на муки изгоя, Рыдал Одиссей побеждённый - Рыдал, ОСТАВАЯСЬ ГЕРОЕМ! Не сдерживал скорбного плача, Вытряхивал горе наружу. И снова корона удачи Венчала летящую душу!

(Т. Шафранова)

Хорошая иллюстрация образа «настоящего мужчины». Человек с хорошо выраженными вторичными половыми признаками (щетина) и костюме пилота (героическая профессия!) гладит ежа окровавленными руками с лицом, на котором застыло выражение смирения и выполняемого долга. На картинке не изображено, но хорошо представляется ещё одна важная деталь: зрители, очевидцы этого бессмысленного подвига. Зрители (и зрительницы, разумеется) должны оценить этот подвиг и признать героя «настоящим мужчиной» — тогда «подвиг» обретёт смысл.
Хорошая иллюстрация образа «настоящего мужчины». Человек с хорошо выраженными вторичными половыми признаками (щетина) и костюме пилота (героическая профессия!) гладит ежа окровавленными руками с лицом, на котором застыло выражение смирения и выполняемого долга. На картинке не изображено, но хорошо представляется ещё одна важная деталь: зрители, очевидцы этого бессмысленного подвига. Зрители (и зрительницы, разумеется) должны оценить этот подвиг и признать героя «настоящим мужчиной» — тогда «подвиг» обретёт смысл.


По стихотворению выходит, что даже если мужчина является героем, то и в этом случае он не может быть всегда сильным и имеет право на слабость. Особенно это верно в условиях, когда сама окружающая среда никак не способствует тому, чтобы быть героем - точнее "настоящим мужчиной" (а герой и "настоящий мужчина" - это же почти одно и тоже). А потому практически всех мужчин, которые стремятся соответствовать образу "настоящего", можно смело записывать в невротики. Еще больше тех, кто не то, что не может - просто не хочет этому соответствовать. А потому эпоха постпатриархата породила уже не легион, а целую армию мужчин, состоящую из навечно застрявших в подростково-юношеском возрасте кидалтов-инфантилов, циничных и безответственных индивидуалистов, свободных фрилансеров, разнообразных фриков с "яркой индивидуальностью"... Понятно, что никто из вышеперечисленных типажей не подходит на роль "настоящего мужчины". С концом "классического патриархата" кончился век и "настоящих мужчин". Впрочем, в утешение женщин, которые переживают по этому поводу, можно сказать, что такой типаж был не совсем таким, каким я описал его - я описал ведь не реальный, а только представляемый типаж… Реальные "настоящие мужчины" из прошлых эпох были в наличии только на том основании, что по закону и по традиции несли на себе всю ответственность и все права, а женщины и того и того имели в сильно урезанном варианте. Восточные мужчины иногда ставятся нашим в пример - дескать, они мужественнее, ответственнее и вообще настоящие джигиты - но при этом не учитывается, что в их культуре ещё доминируют отношения классического патриархата.

Для женщин постпатриархат приготовил ту же самую ловушку, что и для современных мужчин: лишил чёткости гендерного поведения и самоощущения, но толком не дал ничего взамен. Женщины стали так же вовлечены в конкурентную гонку, как и мужчины, но это не сделало - и никогда не сможет сделать - их мужчинами. С одной стороны, женщины стали несравненно свободнее в сравнении с женщинами предшествующих эпох классического патриархата, но с другой стороны - А ДЛЯ ЧЕГО получили женщины свою нынешнюю свободу? Только для одного - для конкуренции и борьбы с мужчинами и другими женщинами, для вечной купли-продажи на рынке товаров, услуг, отношений, рейтингов и прочих ценностей современности.

Б. Мединский, из статьи «Постпатриархат и гендерные роли»

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic